Главная Галерея История Культура МУЗЕЙ Общество Отдых Политика Природа Происшествия Спорт Экономика ВЫСОЦКИЙ «ИСКРЫ» БИБЛИОТЕЧКА «1Ф» КОНТАКТЫ
Реклама
[31.05.2009]   «СМЕРТЬ НА БОЛОТЕ»

    «Вы хотите бросить курить? Нет ничего проще: я сам сто раз бросал».

    Приписывается Марку Твену.

 

День борьбы с курением; пожилая одинцовская курильщица. Фото В. Белко, универсальная городская газета "ОДИН ФАКТ. Одинцовский фактор".

 

    Ежегодно 31 мая по инициативе Всемирной организации здравоохранения проводится так называемый Всемирный день без табака. Но разве можно чего-то позитивного в этой борьбе добиться всего за один день?

 

    Думаю, можно — например, хотя бы привлечь внимание к этой проблеме, и вполне может статься, что чей-то пример личной победы над никотином станет хотя бы для одного человека весомым аргументом в пользу эффективности попыток бросить курить. В конце концов, на табачную, пивную и прочую зависимость нас всех подсаживают не в одночасье, а методично, навязчиво и не обязательно массированно и в открытую. Так что любое выражение неприятия этого — действие позитивное и нужное, и хорошо бы такие действия так же были методичными и организованными в масштабах всего разумного общества.

 

    Из своего «полтинника» я, к счастью, всё же бо′льшую часть прожил без табака. Отец курил много, нередко прямо в нашем деревенском доме. Плавающие волны синего дыма, особенно в лучах низкого зимнего солнца, пронизывающих теплое уютное жилище, иногда выглядели даже привлекательно. Но вряд ли можно было назвать привлекательным эффект от этого дыма: и для взрослых, и для детей. Отец и умер-то еще не старым не в последнюю очередь из-за этой пагубной привычки.

 

    Я же первые двадцать лет жизни благополучно обходился без сигарет. Если не считать тех случаев, когда в раннем детстве курили в кустах ольшаника сухую листву (зачем, спрашивается?), или как однажды пошли дружной уличной ватагой в древний городок Туров, насобирали полные карманы окурков и, прикурив от единственной спички, три километра до дома шли, прикуривая всё новые и новые «бычки» от уже докуренных — и так почти до посинения.

 

    Особым примером был мой закадычный друг Колька: ему, кажется, со второго класса отец… официально разрешил курить и покупал сигареты. Резон был по-крестьянски простой: если пацан курит втихаря, то, прячась где-нибудь за сараем, — он этот сарай да и всё подворье может просто сжечь рано или поздно. С этим решением пробовал спорить наш сельский учитель, но безуспешно. А сейчас, кстати, Николай — не курит!

 

    По-настоящему я стал курить в Монголии, где проходил срочную службу в танковых войсках. В марте 1979 года, когда Китай и Вьетнам стали воевать друг с другом, нас самолетами из-под Иркутска перебросили в затерянное монгольское селение Мандал-Гоби, где на одной из баз в «предбаннике» собственно пустыни Гоби стояли на хранении наши танки. Расконсервировав технику, мы потом изрядно поколесили по этим краям изображая какие-то учения, но в том числе и много плутали из-за неопытности офицеров, с трудом ориентирующихся в этом плоском мелкокаменистом пространстве без очевидных ориентиров: куда ни двинь — везде «дорога».

 

    Для тех, кто не знает, насколько суров климат зимой и ранней весной в Забайкалье и Монголии, стоит напомнить, что именно в этих краях, нынешней Читинской области, находились знаменитые Нерчинские каторжные рудники.

 

    День борьбы с курением; сигареты "Охотничьи". Газета "ОДИН ФАКТ. Одинцовский фактор".Походная жизнь солдат-срочников, и в частности нас, танкистов, была весьма безрадостной: холодно, грязно, спать негде, питание сухим пайком. Вот в таких условиях, томимый к тому же ожиданием дембеля,  и стал я покуривать, «расслабляясь» по примеру других ребят и уверяя себя, что это так, понарошку.

 

    Мало-помалу наш походный лагерь приобретал цивилизованные черты: большие армейские палатки были поставлены на деревянные каркасы, обшиты изнутри гипсокартоном и обвалованы снаружи землей. Внутри своими же руками мы поставили оригинальные кирпичные печки — и жить стало веселей. Со временем наладилось и солдатское довольствие: стали кормить привычной едой и выдавать каждому в месяц по 18 пачек простеньких сигарет. В частности, вот этих, под названием «Охотничьи», которых мы тут же окрестили «Смертью на болоте». Уж больно они крепки были!

 

    Сигареты выдавали на каждую живую душу батальона, даже не спрашивая, курит солдат или нет. Так что мы ходили на склад с простынями, в которые сгружали немереное количество пачек для своей роты — и несли в палатку. А поскольку, что удивительно, большинство ребят моей роты не курило, то для курильщиков было просто раздолье.

 

    Первую попытку бросить сие зряшное дело я сделал через полгода, когда стал готовиться домой: курить «всерьез и надолго» не собирался, поэтому и огорчать родителей своей вредной привычкой не хотелось. А то что это стало привычкой, я понял быстро, легко находя каждый раз отговорки типа: «ну вот с понедельника брошу», «ну вот как только поеду домой».

 

    Но домой я приехал-таки — с сигаретами. Спору нет: приятно было разговаривать и дымить вместе с отцом после первого домашнего обеда с рюмочкой. Так я «узаконил» еще один компромисс с самим собой.

 

    Хотя и тогда и после не переставал убеждать себя и других, что это баловство, что я человек-кремень, и стоит только захотеть…

 

    Вот только, странное дело, это «захотеть» всё чаще очень быстро искоренялось легким спасительным соображением: «ну почему именно сегодня нужно себя напрягать — ведь я отдыхаю (устал, раздражен, встретил старого друга, выпил и вообще…)».

 

    Надо отдать должное, я себя брал измором — не было дня, когда бы не посетовал, что курю, и в очередной раз не назначил «день Х». Но действительно проявить силу воли становилось всё труднее. К тому времени я уже жил в общежитии «десятки» в Одинцове, мы были молоды и глупы, поэтому считали систематические попойки достойным мужчин занятием, ходили на танцы в ДК ВЗОИ и в «клетку» на улице Молодежной — непременно слегка подшофе, нередко дрались. Так что «фон» был еще тот!

 

    И вся эта вакханалия прекратилась в один миг, когда «лишний билетик» в кинотеатр «Юность» почти случайно свёл меня с симпатичной девчонкой… Проснувшись утром, я… даже не вспомнил о сигаретах. И мысли не было: «я не буду курить». Просто дыму и никотину не нашлось места в заполнившем грудь восторженном чувстве.

 

    Но потихоньку восторг прошел, наступили более серые дни — и я опять закурил.

 

    Так продолжалось пять лет. Уже давно мучил нестерпимый кашель, ребята говорили, что задолго до моего появления в квартире узнавали о моем приближении по кашлю. Курение сменялось очередной попыткой бросить (от одного-двух дней до месяца без дыма). Я давал клятвы себе и друзьям, дошло до того, что однажды публично и пафосно пригвоздил сигарету (олицетворение ЗЛА) к двери своей комнаты, много чего еще «мудрил». Но заканчивалась очередная попытка

расстаться с табаком тем, что я убеждал себя всё-таки подловить более подходящее для этого время и душевное состояние, а в последнем случае аккуратно извлек вбитый в дверь гвоздик, на котором позорно висела гадкая сигарета, и — скурил ее!   

 

    Непрекращающаяся война с самим собой раздражала: как говорится, ты или не кури вовсе, или кури спокойно, не терзай душу. Но всё-таки это самоедство свои плоды принесло. И причем неожиданно!

 

    В то утро я не стал курить, а после тяжелой подземной смены пошли с ребятами в ресторан «Витязь» (теперь там «Дилижанс») — и изрядно посидели. Кто курит, тот знает, каково это выпить — и не затянуться дымком! Тем более, что вокруг все провоцировали: да ладно, Кузьмич, сегодня можно! Но я на удивление легко выдержал. И этот пример стал поистине знаменательным: я научился разделять хмель в голове и якобы нестерпимое желание при этом покурить.

 

    После того случая я не курил пять лет. Подвох, как водится, подкрался незаметно. Где-то когда-то тебе захотелось «чуть-чуть» покурить, а ты ведь убежден, что всё — твоя воля кремень, и с зависимостью покончено. Как же ты при этом заблуждаешься! Ведь любая зависимость — от табака, вина, наркотиков или еще чего — характерна тем, что в «нужный» момент психика человека легко приспосабливается и подсказывает обходной маршрут, мимо «железной воли», там где проще.

 

    И очередная пятилетка вновь была ознаменована табачными издержками и попытками преодолеть, по сути, недуг, потому как с годами начинаешь реально ощущать и одышку (а раньше ведь был «рысаком»!), и сердцебиение — и вообще: ты становишься другим, не таким, каким себе нравился многие годы.

 

    Спустя пять лет я все-таки смог бросить «это грязное дело» — и не курил очередные семь лет. А потом… довелось лежать в травматологическом отделении Одинцовской ЦРБ после небольшого «полета» на тяжелом мотоцикле с коляской. Палата была «лежачей», и поэтому всем пациентам разрешали… курить в постели. Желая несколько скрасить безрадостные моменты, когда боль после операции была особенно сильной — я тоже закурил. Первые несколько сигарет стрельнул, а когда понял, что хочется курить по-настоящему — послал гонца за табаком.

 

    Пытаясь бросить в очередной раз курить, я осознал, что с каждым разом сделать это становится всё труднее. Но делать такие попытки надо — и рано или поздно приходит осознание: вот, сегодня всё получится!

 

    Сейчас я опять не курю — уже второй год пошел, но это нисколько не освобождает от регулярной борьбы с искушениями: в компании ли, в походе ли и даже бане — везде кто-то аппетитно дымит и везде и всегда гнусный голосок откуда-то шепчет: да ладно, Кузьмич, сделай сегодня ВСЕГО ОДНУ ЗАТЯЖКУ, ты же знаешь, что это приятно, а когда курева станет много и неприятно — сможешь бросить это дело в любой момент.

 

    Плавали — знаем! И как якобы «приятно», и как «легко бросить». А если завтра бросать — так на фига, спрашивается, сегодня душу пачкать никотиновой смолой!

 

    То-то же!

 

 

    В. Кузьмич

Реклама
Главная   ::   Галерея   ::   История   ::   Культура   ::   МУЗЕЙ   ::   Общество   ::   Отдых   ::   Политика   ::   Природа   ::   Происшествия   ::   Спорт   ::   Экономика   ::   ВЫСОЦКИЙ   ::   «ИСКРЫ»   ::   БИБЛИОТЕЧКА «1Ф»   ::   КОНТАКТЫ   ::