Главная Галерея История Культура МУЗЕЙ Общество Отдых Политика Природа Происшествия Спорт Экономика ВЫСОЦКИЙ «ИСКРЫ» БИБЛИОТЕЧКА «1Ф» КОНТАКТЫ
Реклама
[00.08.1987]   БЕЛЕЕТ ПАРУС ОДИНОКИЙ…

Журнал «Советский экран», № 8, 1987 г.

 

ВЛАДИМИР ВЫСОЦКИЙ: газетные и журнальные публикации о жизни и творчестве (стихи, статьи, заметки, интервью, литературная критика, воспоминания, дневники, фотографии и др.). Журнал «Советский экран», № 8, 1987 г. Андрей Зоркин: «БЕЛЕЕТ ПАРУС ОДИНОКИЙ…». Универсальная городская газета «ОДИН ФАКТ. Одинцовский фактор», г. Одинцово, Одинцовский район. Сканирование и публикация — В. Белко, распознавание текста — Ю. Сова. ВЛАДИМИР ВЫСОЦКИЙ: газетные и журнальные публикации о жизни и творчестве (стихи, статьи, заметки, интервью, литературная критика, воспоминания, дневники, фотографии и др.). Журнал «Советский экран», № 8, 1987 г. Андрей Зоркин: «БЕЛЕЕТ ПАРУС ОДИНОКИЙ…». Универсальная городская газета «ОДИН ФАКТ. Одинцовский фактор», г. Одинцово, Одинцовский район. Сканирование и публикация — В. Белко, распознавание текста — Ю. Сова.   

 

    БЕЛЕЕТ ПАРУС ОДИНОКИЙ…  

 

    Андрей Зоркин

 

 

    ПОЯСНЕНИЕ К ЗАГОЛОВКУ

 

    Называю так статью не только потому, что образ лермонтовского «Паруса» возникает в финале «Долгих проводов». Становится их гармоническим разрешением. Очищающим души героев страданием.

 

    «Парус» для меня — это и образ мятежной, скитальческой судьбы Киры Муратовой в нашем кинематографе. Перст ее судьбы. «Парус» — воздух, небо и море ее прекрасных картин, их мироощущение свободы, зов, услышанный героями, завет, переданный им.

 

ВЛАДИМИР ВЫСОЦКИЙ: газетные и журнальные публикации о жизни и творчестве (стихи, статьи, заметки, интервью, литературная критика, воспоминания, дневники, фотографии и др.). Журнал «Советский экран», № 8, 1987 г. Андрей Зоркин: «БЕЛЕЕТ ПАРУС ОДИНОКИЙ…». Универсальная городская газета «ОДИН ФАКТ. Одинцовский фактор», г. Одинцово, Одинцовский район. Сканирование и публикация — В. Белко, распознавание текста — Ю. Сова.

 

 

    ...После вгиковских студенческих лет я повстречал Киру Муратову лишь в середине семидесятых на Одесской киностудии. Там («из-под полы», но как драгоценность) мне показали ее режиссерские пробы к картине «Княжна Мери», со скандалом закрытой. Они напоминали альбом очень разнообразных, стремительных и острых зарисовок и обнаруживали столь нетривиальный подход к теме, что он не мог не обескуражить кураторов, помнящих «Княжну Мери» по школьным разборам, книжным картинкам и одноименному фильму Исидора Анненского. (Позже по-своему прочесть «Княжну Мери» будет дозволено Анатолию Эфросу, но не ей.) Кира дала мне прочесть сценарий, тоже отвергнутый — добрую грустную притчу о милиционере, во время ночного дежурства находившего младенца... конечно же, на грядках капусты. Про милиционера и младенца тоже было нельзя. По тематическим планам тех лет — детей не бросали. Разговор наш тогда получился недолгим и невеселым. На студии, где косяком запускались малозначимые картины, Муратова была не у дел. Ей было предложено не заниматься режиссурой. И она это знала. Ее «Короткие встречи» и «Долгие проводы», со скрипом принятые в инстанциях, снабженные соответствующими разрешительными удостоверениями (№2138/67 и №2211/71)— «в пределах СССР, для всякой аудитории, кроме специальных детских сеансов, без срока», — так и не пошли на экран. Тоже без срока. Фильм «Наш честный хлеб» — сродни знаменитому «Председателю», блестящий кинематографический дебют, осуществленный в 1965 году Кирой и Александром Муратовыми и признанный событием нашего кинематографа, уже забылся, заслонился, остался в прошлом. Кира Муратова оказалась режиссером без зрителей и экранных работ. Это продлится четырнадцать (!) лет. Только в 1979-м забелеет ее одинокий парус в заметно посеревшем море наших кинокартин, выйдет фильм «Познавая белый свет», кое-как «прокатанный», едва замеченный и, главное, вырванный из контекста, образной и смысловой логики ее творчества.

 

 

    КОРОТКИЕ ВСТРЕЧИ

 

    И вот из экранного небытия, из казенной темницы («с полки», как это принято теперь обозначать) возвращаются к нам фильмы Киры Муратовой. Они выходят на экран в пору обновления нашей жизни. Ветер перемен ворвался и в кинематограф, обязав произвести необходимую переоценку подлинных и мнимых ценностей.

 

   «Короткие встречи» были поставлены в 1967-м. «Короткие встречи», состоявшиеся через 20 лет. Дорожка дальняя. Срок старит. Но едва ли не первое впечатление от картин Киры Муратовой — восхищение свежестью, полнозвучностью их кинематографического письма! Нравственной их прочностью, чистотой, душевным здоровьем, которым, ей-богу, могут позавидовать многие нынешние картины.

 

ВЛАДИМИР ВЫСОЦКИЙ: газетные и журнальные публикации о жизни и творчестве (стихи, статьи, заметки, интервью, литературная критика, воспоминания, дневники, фотографии и др.). Журнал «Советский экран», № 8, 1987 г. Андрей Зоркин: «БЕЛЕЕТ ПАРУС ОДИНОКИЙ…». Универсальная городская газета «ОДИН ФАКТ. Одинцовский фактор», г. Одинцово, Одинцовский район. Сканирование и публикация — В. Белко, распознавание текста — Ю. Сова.   Владимиру Высоцкому здесь 29 лет. И мы с экрана услышали бы в 1967-м новые его песни. Нине Руслановой — 21 год. Она дебютировала в «Коротких встречах». (Ее сумрачная, молчаливая, все схватывающая сердцем Надя привнесла в «городской сюжет» терпкий вкус деревни, зимы, плотных снегов и непростых, невеселых проблем, которые гнали в город сельских девчат, «ассимилируя» их в качестве домработниц...) И Кира Муратова сыграет в своем фильме главную женскую роль, единственный раз обнаружив себя прекрасной киноактрисой. Как молоды они были! Сколько надежд связывали с этой работой...

 

    «Короткие встречи» — ясный цельный, романтический по своему складу фильм о любви двух хороших и разных людей, о близости душ и несхожести жизненных дорог, о женском одиночестве и жажде семейного счастья. Он (Владимир Высоцкий) — Максим, осатаневший от бумажной работы и «начальничков», сбежавший «из управления прямо на природу». Теперь он геолог, «вольная птица... в пределах реальности, конечно, но вольная». Она (Кира Муратова) — Валентина Ивановна, ответственный работник райсовета, «пятнадцать лет на одном месте и за одним столом». Нестандартная пара. И непростой роман. Нет общего насеста. Максим пропадает в «поле», ищет руды. Любит свое дело. Богатство государства ощущает своим. «Серебро нашли, вот это деньги. — Так это же казенные? — Ну и что?..» Коротки встречи. Их омрачают долгие разлуки, одиночество женщины, ее ревность к бродячей профессии мужчины. Что ж, взрослые люди. Разберутся... или разойдутся, хотя не похоже на это.

 

   Вот, собственно, и весь абрис фильма. Так чем же не угодил он? Здесь нам надобно переместиться в редакторское кресло образца 1967-го, поменять хрусталики наших глаз, барабанные перепонки, чтобы попытаться хотя бы отчасти воспроизвести совершенно чуждое нам восприятие картины.

 

   Ну что это за ответственный работник, которого мы и встречаем-то не в гуще жизни или кабинете, а в неприбранной квартире и, простите, в «ночнушке»? Что за неустроенный быт, панибратство с прислугой, перекусывание в «стекляшках», как будто нет порядочного, закрытого, служебного буфета?.. Что это за предосудительная, незарегистрированная связь номенклатуры с бородатым геологом-гитаристом? Что за беззастенчивое амурничание? Бесстыжие раки с пивом?..

 

   Валентина Ивановна наденет джерсовое пальто, туфли-лодочки, помчится, закарабкается по лестницам новостроек — проверять краны (она ведь по водоснабжению), ругаться с прорабами, в свой выходной полетит туда же, выказывая сущность превосходного, честнейшего работника, но уже не реабилитирует себя (поздно!), а, очертя голову, понесется дальше, вниз. «На полку».

 

   «Вообще, мне только кажется, что что-либо меняется. На следующий день посмотришь, а оно на прежнем месте»...

 

   «Вот такое интересное совещание, это я должна уговаривать людей ехать в деревню. Они не хотят, а я должна уговаривать. Взрослых людей попробуй уговори...»

 

   Нет-нет, не преломлялось такое в жестких хрусталиках глаз. Не устраивала Муратова явным непопаданием в номенклатурное «яблочко». Не устраивал Высоцкий — компрометирующим партнерством с ответработником. Пусть бузит себе на какой-нибудь альпинистской вертикали... А что уж говорить о фоне этой истории: о безобразиях на стройке и отчаянии людей, готовых вселиться в квартиры без воды, об этом крикливом, распростертом под небом рынке, о «стекляшке», где «выступал» пьяненький старик, у которого фашисты поубивали сына и дочку, о девчонках, сорвавшихся из села, чтобы повыскакивать в городе замуж... Жизнь! И полнейшее неумение отражать жизнь «какую нужно», а не какая она есть. Тень профнепригодности нависла над режиссером Муратовой, владевшей изумительным даром — ясными, проницательными и верящими глазами смотреть на мир!

 

   Понадобилось двадцать лет, чтобы спало наваждение мутных хрусталиков. Сегодня в образе героини «Коротких встреч» мы узнаем едва ли не самый первый в нашем кинематографе нравственный портрет современной «деловой женщины». Узнаем, что задолго до «Прошу слова» (не в обиду будь сказано этому значительному фильму) был осуществлен талантливейший проект на ту же тему. Сегодня в герое Владимира Высоцкого мы безошибочно узнаем не романтического бродягу, а героя поколения — бескомпромиссного, презирающего болтовню и казенщину и превыше всего ценящего дружбу, искренность и свободу.

 

   В режиссерском арсенале «Коротких встреч» и особенно «Долгих проводов» мы видим новации киноязыка, его неисчерпаемое богатство, которые — также с колоссальным трудом и преодолением сопротивления — утвердятся позже, в картинах Алексея Германа. Кстати, он, мне кажется, наиболее близок как художник поэтике режиссуры Киры Муратовой. Он. И Отар Иоселиани. Третьего имени не подберу.

 

 

 

 

 

Реклама
Главная   ::   Галерея   ::   История   ::   Культура   ::   МУЗЕЙ   ::   Общество   ::   Отдых   ::   Политика   ::   Природа   ::   Происшествия   ::   Спорт   ::   Экономика   ::   ВЫСОЦКИЙ   ::   «ИСКРЫ»   ::   БИБЛИОТЕЧКА «1Ф»   ::   КОНТАКТЫ   ::