Главная Галерея История Культура МУЗЕЙ Общество Отдых Политика Природа Происшествия Спорт Экономика ВЫСОЦКИЙ «ИСКРЫ» БИБЛИОТЕЧКА «1Ф» КОНТАКТЫ
Реклама
[25.01.1998]   Серия «Кумиры»: «...ДЕТИ ВОЕННЫХ ЛЕТ»

Газета «Сливки общества» (серия «Кумиры»), 25 января, 1998 г.

 

ВЛАДИМИР ВЫСОЦКИЙ: газетные и журнальные публикации о жизни и творчестве (стихи, статьи, заметки, интервью, литературная критика, воспоминания, дневники, фотографии, рисунки, экслибрисы и др.), Vladimir Vysocki. Газета «Сливки общества» (серия «Кумиры»), 25 января, 1998 г. В. Высоцкий о войне: «...ДЕТИ ВОЕННЫХ ЛЕТ». Универсальная городская газета «ОДИН ФАКТ. Одинцовский фактор». Сканирование и публикация — В. Белко, распознавание текста — Ю. Сова.   ВЛАДИМИР ВЫСОЦКИЙ

 

   Продолжение. Начало: Серия «Кумиры»: ВЛАДИМИР ВЫСОЦКИЙ

 

 

 

   «Если Родина в опасности…»

 

     В. Высоцкий о войне

  

   «...ДЕТИ ВОЕННЫХ ЛЕТ»

 

ВЛАДИМИР ВЫСОЦКИЙ: газетные и журнальные публикации о жизни и творчестве (стихи, статьи, заметки, интервью, литературная критика, воспоминания, дневники, фотографии, рисунки, экслибрисы и др.), Vladimir Vysocki. Газета «Сливки общества» (серия «Кумиры»), 25 января, 1998 г. В. Высоцкий о войне: «...ДЕТИ ВОЕННЫХ ЛЕТ». Универсальная городская газета «ОДИН ФАКТ. Одинцовский фактор». Сканирование и публикация — В. Белко, распознавание текста — Ю. Сова.   Почему я так часто обращаюсь к военной теме, как будто бы все писать перестали, а я все, значит, долблю в одно место? Это не совсем так. Во-первых, нельзя об этом забывать. Война всегда будет нас волновать — это такая великая беда, это никогда не будет забываться, и всегда к этому будут возвращаться все, кто в какой-то степени владеет пером.

 

   Во-вторых, у меня военная семья.

 

   В-третьих, мы дети военных лет — для нас это вообще никогда не забудется. Один человек метко заметил, что мы «довоевываем» в своих песнях. У всех у нас совесть болит из-за того, что мы не приняли в этом участия. Я вот отдаю дань этому времени своими песнями. Это почетная задача — писать о людях, которые воевали.

 

   И самое главное, я считаю, что во время войны просто есть больше возможности, больше пространства для раскрытия человека — ярче он раскрывается. Тут уж не соврешь, люди на войне всегда на грани, за секунду или за полшага от смерти. Я вообще стараюсь для своих песен выбирать людей, которые находятся в самой крайней ситуации, в момент риска, которые каждую следующую минуту могут заглянуть в лицо смерти, у которых что-то сломалось, произошло — в общем, короче говоря, людей, которые «вдоль обрыва, по-над пропастью» или кричат «Спасите наши души!», но выкрикивают это как бы на последнем выдохе. Тогда была возможность чаще проявлять эти качества: надежность, дружбу в прямом смысле слова, когда тебе друг прикрывает спину.

 

   Самые первые мои военные вещи были написаны для картины «Я родом из детства». С тех пор я написал для кино несколько десятков песен о войне, вышло несколько пластинок с песнями из этих картин — у них была длинная судьба и тернистый путь.

 

   Мой дядя очень много рассказывал мне о войне. Вот одна из историй. Однажды батальон держал оборону в плавнях, и у него были открыты фланги. Из-за паники они об этом сообщили открытым текстом, немцы перехватили и начали их давить. Командир батальона дал команду на отход, а кончилась эта история печально. Несмотря на то, что командир батальона был человек заслуженный, награжденный и так далее, было принято решение его расстрелять: очень острая была ситуация.

 

   Но приказ не был приведен в исполнение, потому что начался сильный обстрел, они отошли, потеряли много людей. Этот человек сейчас жив, он в высоких чинах, он друг моего дяди. И когда я сделал песню по этому поводу, то, ничего ему не говоря, однажды ему ее спел. И он сказал: «Да, это было. Точно. Было, было, было...» И эту песню «Тот, который не стрелял» я посвятил этому другу нашей семьи.

 

   Я еще раз хочу повторить, что мои военные песни все равно имеют современную подоплеку.

 

 

ВСЕ УШЛИ НА ФРОНТ

 

Все срока уже закончены,

А у лагерных ворот,

Что крест-накрест

заколочены, —

Надпись:

«Все ушли на фронт».

 

За грехи за наши

нас простят,

Ведь у нас такой народ:

Если Родина в опасности —

Значит,

всем идти на фронт.

 

Там год — за три,

если бог хранит, —

Как и в лагере зачет.

Нынче мы на равных

с вохрами —

Нынче всем идти

на фронт.

 

У начальника

Березкина —

Ох и гонор, ох и понт!

И душа — крест-накрест

досками, —

Но и он пошел на фронт.

 

Лучше было б —

сразу в тыл его:

Только с нами был

он смел, —

Высшей мерой

наградил его

Трибунал за самострел.

 

Ну а мы —

все оправдали мы, —

Наградили нас потом:

Кто живые,

тех — медалями,

А кто мертвые —

крестом.

 

И другие заключенные

Пусть читают у ворот

Нашу память

застекленную —

Надпись:

«Все ушли на фронт»...

 

 

 

   из ответов на записки

 

   Меня спрашивают: «Ну почему ты так много пишешь о войне? Ведь ты же не мог воевать, ты же молодой еще человек». Я говорю — да, это правда. Но моей семьи война коснулась, у нас и смерти есть — и погибшие, и те, которых — вот я рассказываю — догнали старые раны: в прошлом году умер мой дядька — это единственный мой родственник... И когда несли его тело, впереди шли семнадцать летчиков и на семнадцати красных сафьяновых подушках несли семнадцать его орденов, а медали даже некуда было класть. Такой вот был парень, человек...

 

   Так что тут говорить нечего — конечно, всегда будем возвращаться мыслями к войне.

 

 

 

МЫ ВРАЩАЕМ ЗЕМЛЮ

 

 

От границы мы Землю вертели назад —

Было дело сначала, —

Но обратно ее закрутил наш комбат,

Оттолкнувшись ногой от Урала.

 

Наконец-то нам дали приказ наступать,

Отбирать наши пяди и крохи, —

Но мы помним, как солнце отправилось вспять

И едва не зашло на востоке.

 

Мы не меряем Землю шагами,

Понапрасну цветы теребя, —

Мы толкаем ее сапогами —

От себя, от себя!

 

И от ветра с востока пригнулись стога,

Жмется к скалам отара.

Ось земную мы сдвинули без рычага,

Изменив направленье удара.

 

Не пугайтесь, когда не на месте закат, —

Судный день — это сказки для старших, —

Просто Землю вращают куда захотят

Наши сменные роты на марше.

 

Мы ползем, бугорки обнимаем,

Кочки тискаем — зло, не любя,

И коленями Землю толкаем —

От себя, от себя!

 

Здесь никто б не нашел, даже если б хотел,

Руки кверху поднявших.

Всем живым ощутимая польза от тел:

Как прикрытье используем павших.

 

Этот глупый свинец всех ли сразу найдет,

Где настигнет — в упор или с тыла?

Кто-то там впереди навалился на дот —

И Земля на мгновенье застыла.

 

Я ступни свои сзади оставил,

Мимоходом по мертвым скорбя, —

Шар земной я вращаю локтями —

От себя, от себя!

 

Кто-то встал в полный рост и, отвесив поклон,

Принял пулю на вдохе, —

Но на запад, на запад ползет батальон,

Чтобы солнце взошло на востоке.

 

Животом — по грязи, дышим смрадом болот,

Но глаза закрываем на запах.

Нынче по небу солнце нормально идет,

Потому что мы рвемся на запад.

 

Руки, ноги — на месте ли, нет ли, —

Как на свадьбе росу пригубя,

Землю тянем зубами за стебли —

На себя! От себя!

 

ВЛАДИМИР ВЫСОЦКИЙ: газетные и журнальные публикации о жизни и творчестве (стихи, статьи, заметки, интервью, литературная критика, воспоминания, дневники, фотографии, рисунки, экслибрисы и др.), Vladimir Vysocki. Газета «Сливки общества» (серия «Кумиры»), 25 января, 1998 г. В. Высоцкий о войне: «...ДЕТИ ВОЕННЫХ ЛЕТ». Универсальная городская газета «ОДИН ФАКТ. Одинцовский фактор». Сканирование и публикация — В. Белко, распознавание текста — Ю. Сова.

 

 

    Стр. 11

 

ВЛАДИМИР ВЫСОЦКИЙ: газетные и журнальные публикации о жизни и творчестве (стихи, статьи, заметки, интервью, литературная критика, воспоминания, дневники, фотографии, рисунки, экслибрисы и др.), Vladimir Vysocki. Газета «Сливки общества» (серия «Кумиры»), 25 января, 1998 г. В. Высоцкий о войне: «...ДЕТИ ВОЕННЫХ ЛЕТ». Универсальная городская газета «ОДИН ФАКТ. Одинцовский фактор». Сканирование и публикация — В. Белко, распознавание текста — Ю. Сова.   Родина мать и мачеха

 

   Л. Михайлов

 

   «ИДЕТ ОХОТА НА ВОЛКОВ»

 

 

   Что пели солдаты на чеченской войне?

 

   На этот вопрос отвечает Леонид Михайлов*, полковник, 40 лет, прослуживший во внутренних войсках без малого 10 лет, он прошел все горячие точки бывшего Союза и России: Фергану, Сумгаит, Карабах, Осетию, Приднестровье... Награжден двумя орденами («За личное мужество», «За заслуги перед Отечеством») и четырьмя медалями (в том числе двумя «За отвагу»).

 

ВЛАДИМИР ВЫСОЦКИЙ: газетные и журнальные публикации о жизни и творчестве (стихи, статьи, заметки, интервью, литературная критика, воспоминания, дневники, фотографии, рисунки, экслибрисы и др.), Vladimir Vysocki. Газета «Сливки общества» (серия «Кумиры»), 25 января, 1998 г. В. Высоцкий о войне: «...ДЕТИ ВОЕННЫХ ЛЕТ». Универсальная городская газета «ОДИН ФАКТ. Одинцовский фактор». Сканирование и публикация — В. Белко, распознавание текста — Ю. Сова.   — Я, конечно, как и многие мои сверстники, знал и любил песни В. Высоцкого, особенно комичные — «Разговор у телевизора», «Жираф большой» и другие. За что любил? Прежде всего за то, что они разительно отличались от того, что мы слышали по радио и телевизору, за их особенный, озорной юмор.

 

   Став старше, полюбил песню «Идет охота на волков», в ней как будто поется о нас, спецназовцах. Песня «Друга в горы возьми...» вообще была для меня талисманом, поскольку в свое время я увлекался альпинизмом. Там много значат и твердая рука и надежное плечо друга.

 

   Из военного цикла Высоцкого мне нравится песня «Сыновья уходят в бой» о той давней, великой войне, которую мое поколение знает только по книгам и кино, да еще по воспоминаниям стариков. Но это была другая война. Тогда каждый знал, за что он борется. Все было ясно: вот ты, а вот — враг. Даже огромные людские потери были понятны и естественны — мы защищали свою землю, свой дом, хотя там тоже брали штурмом города и гибли мирные люди.

 

   На нашу долю досталась война в Чечне — другая, непонятная, бессмысленная. Разобраться с ее причинами не так-то просто, особенно тем, кто там не был. Имела ли война государственное значение и была ли продиктована национальными интересами? Или же слова о защите государственности служили прикрытием для каких-то совсем иных интересов, отнюдь не национальных, а личных? На эти вопросы до сих пор нет ответа...

 

   Чечня многое перевернула в нас, людях, для которых Россия и Родина — не пустые слова. Но в крови у спецназовцев — быть верными своему делу. И что бы ни говорили о нас некоторые «миротворцы», мы делали свое дело достойно, вкладывая в него всю душу. А душа у спецназовцев широкая, только горько от того, что широтой этой и долготерпением власть имущие привыкли пользоваться на халяву. Чеченская кровавая круговерть стала проверкой на прочность для спецназа. И, чтобы ни говорили, эту проверку спецназ сдал.

 

   Чеченская война, когда начиналась, еще не имела своих песен, хотя песен о спецназе к этому времени было уже много. Они были написаны на рубеже восьмидесятых и девяностых, когда еще не взорвалась Чечня, но уже случилась Фергана, Сумгаит, Карабах, Абхазия и Южная Осетия. Уже вовсю попирался закон, и солдаты и офицеры внутренних войск своими телами, своими жизнями латали раны на теле страны.

 

   Как известно, спецназ не сидит долго на месте. Выполнили задачу — получили другую. Так и вся жизнь спецназа — непрерывные бои и походы. Но с нами были наши песни.

 

   В минуты затишья, мы собирались в каком-нибудь окопе и пели под гитару, вернее, пели не мы, а те, для кого песня — вторая жизнь. Во внутренних войсках много своих бардов. Это и А. Чикунов (чьи песни я привожу), и В. Молоканов, и А. Ягодин, и др. Лично для меня дороги песни, написанные А. Чикуновым. Я знаю их почти все наизусть. Эти песни, как горячая свеча, чтобы никто не забывал о подвиге воинов, ибо сделали они самое большое, что может сделать человек из любви к другому человеку, — положили свои жизни за други своя.

 

   * Подлинные имя и фамилия не подлежат разглашению.

 

ВЛАДИМИР ВЫСОЦКИЙ: газетные и журнальные публикации о жизни и творчестве (стихи, статьи, заметки, интервью, литературная критика, воспоминания, дневники, фотографии, рисунки, экслибрисы и др.), Vladimir Vysocki. Газета «Сливки общества» (серия «Кумиры»), 25 января, 1998 г. В. Высоцкий о войне: «...ДЕТИ ВОЕННЫХ ЛЕТ». Универсальная городская газета «ОДИН ФАКТ. Одинцовский фактор». Сканирование и публикация — В. Белко, распознавание текста — Ю. Сова.   Записала Ольга ЛЯБИК

 

 

Александр Чикунов

 

ТОЛЬКО МАМЕ НЕ ГОВОРИТЕ

 

Не забудем тех, кто нам дорог!

На чужой земле, но в России

На асфальте разбитого города

Умирал солдат за Россию,

— Не убит я, а ранен, я знаю.

Я живой, на меня посмотрите, —

Прокричал солдат, умирая, —

Только маме не говорите...

 

Ах, война,

что ты сделала, подлая,

Кто-то грязью

нас хочет полить.

Почему мы в окопах, вы поняли?

Чтоб другим досталось пожить.

 

Посмотрю, как птицы летают,

Вы подняться и мне помогите!

Попросил солдат, умирая:

— Только маме не говорите...

 

Ах, зачем их туда посылали,

Матерей опять не спросили.

Почему вас всегда убивают?

Самых лучших и

самых красивых?

 

Только зла в душе не носили бы.

Генералы, они тоже разные.

То в окопах бойцами красивые,

В кабинетах не безобразные.

Ваши судьбы

война протаранила,

Ваши матери с вами под пулями,

Поколение ваше изранено.

Не сломали бы вас, не согнули бы.

 

А глаза у него застывают.

— Братцы,

Богу за меня помолитесь, —

Прошептал солдат, умирая, —

Только маме не говорите...

 

 

 

   * * *

 

Ах, не встречайте нас весело.

Мы не с победою прибыли.

И не говорите нам песнями.

Из нас бойцов сколько выбыло.

Вербы ива развесила,

Все равно нам не весело.

Нынче рано проснулась земля.

Только не предавай меня, Родина,

Не предавай меня.

Наша жизнь, как на лезвии.

В горле комом стоим

кому-то мы.

Землю пахать полезнее,

Но надо стрелять,

хоть муторно.

И не прикроешься строчками.

И опять нас во всем винят.

Только не предавай меня,

Родина,

Не предавай меня.

Только звоны плывут

колокольные

Над полями,

березами грустными.

Почему мы не птицы вольные?

Разве наша вина,

что мы русские?

Не сыны мы тебе, а пасынки,

Из огня идем да в полымя.

Только не предавай меня,

Родина,

Не предавай меня.

Мы все хотели быть молоды,

Мы все хотели быть вечными.

И вот войной перемолоты,

Ну а в церквах стали свечками.

Вот так и живем походами

Под небесными сводами.

Даже сына забыл обнять.

Вот так и живем походами

Под твоими восходами.

Без тебя не прожить и дня.

Только не предавай меня,

Родина,

Не предавай меня.

 

 

 

ЗДЕСЬ ТРУСОВ НЕТ И ПОДЛЕЦОВ

 

Госпиталя, госпиталя...

И кровь и стоны...

В бреду кричит сосед-сержант:

— Подай патроны!

В сестер влюблялись и врачей

Вполне серьезно.

И все хотели поскорей

Туда, на Грозный.

Остались братцы наши там,

Кто пал, кто дышит.

Давай, водило, по газам!

Авось услышат!

По трассе полегла трава,

Мы не сгорели!

За залпом залпом лупит «град».

Отходим снова.

По книжкам знали

Сталинград 42-го.

Туда, где выстрел из домов

Прямой наводкой.

Прикройте только пацанов,

Тех, первогодков.

Здесь трусов нет, нет подлецов.

Все там остались.

А если кто-то и пошел,

То разбежались.

Нет пьяных на передовой,

Пусть врут с надрывом.

Мы опьянели от огня

И от разрывов.

Госпиталя, госпиталя...

И кровь, и стоны...

 

 

Ст. лейтенант Анатолий Ягодин

 

МАРШ КРАПОВЫХ БЕРЕТОВ

 

Сказали нам: «Отставить сон.

Вы ночевать не будете.

Вас ждет далекий гарнизон,

И через час отбудете».

Мы по тревоге подняты,

В бронежилеты впаяны,

Мы будем трижды прокляты

И, может, раз — похвалены.

Останутся застелены

Простыночки конвертами.

Мы вечером обстреляны,

А утром оклеветаны.

Мы ко всему привычные.

И хватит в нас терпения

Принять плевки публично и

Заочно — извинения.

Горячие головушки,

Речистые ораторы.

Им дай понюхать кровушки,

А мы не гладиаторы.

То левые, то правые

И все и вся пропавшие,

Ведут игру кровавую...

Россия — проигравшая.

 

 

Подполковник Валерий Молоканов

 

НАС НАЗЫВАЮТ «ПСЫ ВОЙНЫ»

 

Туман и снег с дождем идет.

Чеченская невзгода.

Туман и снег с дождем в лицо —

Проклятая погода.

А тут еще свинцовый дождь

Ударил из тумана.

«Стреляй, браток,

чего ты ждешь?»

У пули нет обмана.

Команда: «К бою!», все вперед,

Мы залегли в окопы.

Совсем уж близко впереди

Строчат их пулеметы.

«Огонь!» — кричит наш командир,

Мы отвечаем дружно.

Остыл накал, бой позади,

Взвод отдыхает.

Кто сел в окоп, кто закурил,

А кто мечтает.

Все впереди, все позади,

Но с нами наши души.

Нас называют «псы войны»

Столичные кликуши.

А мы хотим жить по-людски,

Со всеми вместе.

Вслух говорим об этом мы,

Слагаем песни.

Жизнь коротка,

жизнь нелегка,

А мир прекрасен.

Туман стеной, кровь на снегу,

Но труд наш не напрасен.

 

 

См. продолжение: Стр. 12, 13, 32: Л. Аннинский: «ОН В ПЕСНЕ ИСКАЛ СВОБОДУ»; М. Влади: «ПРЕРВАННЫЙ ПОЛЕТ».

 

 

 

Реклама
Главная   ::   Галерея   ::   История   ::   Культура   ::   МУЗЕЙ   ::   Общество   ::   Отдых   ::   Политика   ::   Природа   ::   Происшествия   ::   Спорт   ::   Экономика   ::   ВЫСОЦКИЙ   ::   «ИСКРЫ»   ::   БИБЛИОТЕЧКА «1Ф»   ::   КОНТАКТЫ   ::