Главная Галерея История Культура МУЗЕЙ Общество Отдых Политика Природа Происшествия Спорт Экономика ВЫСОЦКИЙ «ИСКРЫ» БИБЛИОТЕЧКА «1Ф» КОНТАКТЫ
Реклама
[25.01.1998]   Серия «Кумиры»: «КАК ВЫСОЦКИЙ ВСТРЕЧАЛСЯ С ХРУЩЕВЫМ»

Газета «Сливки общества» (серия «Кумиры»), 25 января, 1998 г.

 

   ВЛАДИМИР ВЫСОЦКИЙ

 

   (Продолжение. Начало: Серия «КУМИРЫ»: ВЛАДИМИР ВЫСОЦКИЙ)

 

   Рубрика «Пророки и киллеры»

  

   ИЗ ОТВЕТОВ НА ЗАПИСКИ

ВЛАДИМИР ВЫСОЦКИЙ: газетные и журнальные публикации о жизни и творчестве (стихи, статьи, заметки, интервью, литературная критика, воспоминания, дневники, фотографии, рисунки, экслибрисы и др.), Vladimir Vysocki. Газета «Сливки общества» (серия «Кумиры»), 25 января, 1998 г. В. Высоцкий:«Я был душой дурного общества»; В. Туров: «Как Высоцкий встречался с Хрущевым». Универсальная городская газета «ОДИН ФАКТ. Одинцовский фактор». Сканирование и публикация — В. Белко, распознавание текста — Ю. Сова. 

 

   ...Вопрос хороший и очень серьезный: мое отношение к России, Руси, ее достоинствам и недостаткам.

 

   Это не вопрос — это тема, над которой я вот уже двадцать лет работаю своими песнями. Поэтому, если вы действительно хотите узнать мое отношение, постарайтесь как можно больше собрать песен.

 

   Ну, если говорить примитивно, — я люблю все, что касается ее достоинств. И не принимаю, ненавижу многое, что касается недостатков.

 

 

ВЛАДИМИР ВЫСОЦКИЙ: газетные и журнальные публикации о жизни и творчестве (стихи, статьи, заметки, интервью, литературная критика, воспоминания, дневники, фотографии, рисунки, экслибрисы и др.), Vladimir Vysocki. Газета «Сливки общества» (серия «Кумиры»), 25 января, 1998 г. В. Высоцкий:«Я был душой дурного общества»; В. Туров: «Как Высоцкий встречался с Хрущевым». Универсальная городская газета «ОДИН ФАКТ. Одинцовский фактор». Сканирование и публикация — В. Белко, распознавание текста — Ю. Сова.В. Высоцкий

Я был душой дурного общества

 

Я был душой дурного общества,

И я могу сказать тебе:

Мою фамилью-имя-отчество

Прекрасно знали в КГБ.

 

В меня влюблялась вся улица

И весь Савеловский вокзал.

Я знал, что мной интересуются,

Но все равно пренебрегал.

 

Свой человек я был у скокарей,

Свой человек — у щипачей, —

И гражданин начальник Токарев

Из-за меня не спал ночей.

 

Ни разу в жизни я не мучился

И не скучал без крупных дел, —

Но кто-то там однажды

скурвился, ссучился —

Шепнул, навел — и я сгорел.

 

Начальник вел себя не въедливо,

Но на допросы вызывал, —

А я всегда ему приветливо

И очень скромно отвечал:

 

«Не брал я на душу покойников

И не испытывал судьбу, —

И я, начальник, спал спокойненько

И весь ваш МУР видал в гробу!»

 

И дело не было отложено,

И огласили приговор, —

И дали все, что мне положено,

Плюс пять мне сделал прокурор.

 

Мой адвокат хотел по совести

За мой такой веселый нрав, —

А прокурор просил всей строгости —

И был, по-моему, не прав.

 

С тех пор заглохло мое творчество,

Я стал скучающий субъект, —

Зачем мне быть душою общества,

Когда души в нем вовсе нет!

 

 

 

   КАК ВЫСОЦКИЙ ВСТРЕЧАЛСЯ С ХРУЩЕВЫМ

 

   Из интервью с режиссером В. Туровым

 

   — Я знаю, Виктор, что ты был первым человеком, которому Высоцкий рассказал о своей встрече с Хрущевым. Об этой встрече рассказывают разное, а что наиболее достоверно?

 

   — Я как-то не интересовался этими версиями. Знаю только ту, которую по самым свежим следам рассказал мне Володя. И она, я убежден, самая достоверная, ибо Высоцкий вечером был у Хрущева, а уже утром я услышал от Володи этот рассказ. Он еще был под впечатлением и не мог «на ходу» импровизировать или что-то досочинить. Потом, может быть, он и мог «от себя» добавить штришок-другой: как и все талантливые люди, он был прежде всего сочинителем, режиссером своих рассказов и баек. Но, повторяю, здесь было дело другое.

 

   — Расскажи об этой встрече подробнее.

 

ВЛАДИМИР ВЫСОЦКИЙ: газетные и журнальные публикации о жизни и творчестве (стихи, статьи, заметки, интервью, литературная критика, воспоминания, дневники, фотографии, рисунки, экслибрисы и др.), Vladimir Vysocki. Газета «Сливки общества» (серия «Кумиры»), 25 января, 1998 г. В. Высоцкий:«Я был душой дурного общества»; В. Туров: «Как Высоцкий встречался с Хрущевым». Универсальная городская газета «ОДИН ФАКТ. Одинцовский фактор». Сканирование и публикация — В. Белко, распознавание текста — Ю. Сова.   — Ко времени встречи с Никитой Сергеевичем Хрущевым Высоцкий был уже довольно популярной личностью, но тем не менее его концерты проходили полулегально, хотя кассеты уже заполонили всю страну. Он жутко переживал: как же так, всем дают стадионы, большие аудитории, концертные залы, а я существую как подпольщик. Он говорил, что ему необходимы люди, для которых он пишет и поет, и без этой публики, которая его обожает, он не может жить. Без их любви он задыхается. Но без свободы он умирает. Странная подмечается ситуация: народ его знает по кассетам и бобинам, а официально он не признан, и более того, вокруг его имени складываются такие легенды, которые вызывают нежелательное противостояние в народе и раздражение среди сильных мира сего. И в один прекрасный день Володя решил попасть на дачу к «пенсионеру союзного значения» Хрущеву и посоветоваться с ним как с опытным партийным функционером: как жить дальше? Помогла ему внучка Никиты Сергеевича. И вот, отыграв свой концерт для ученых в Дубне, к концу дня Володя, чуть под хмельком, приезжает на дачу вчерашнего хозяина страны. Сначала охрана растерялась — кто да что? Но потом, увидев внучку Хрущева, пропустили. Хорошо еще, что в это время не было здесь Нины Петровны, которая к своему мужу практически никого из посторонних не допускала.

 

   Хрущев был от природы человеком общительным и на пенсии уже немного скучал от безделья.

 

   Володя прямо с порога:

 

   — Вот я, Высоцкий, приехал с вами посоветоваться...

 

   А Никита Сергеевич, оказывается, и слыхом не слыхал о Высоцком! Внучка пыталась что-то рассказать, объяснить, но тот жил в Зазеркалье, в другом мире, так сказать, в ирреальном пространстве. Однако он был доброжелателен, мягок, к тому же стал что-то пересматривать в своей жизни, понимая и свои ошибки, и свои просчеты, особенно в отношении к культуре, искусству.

 

   Володя с его непосредственностью, без всяких там проволочек, сказал:

 

   — Никита Сергеевич, а у вас выпить не найдется?

 

   Тот рассмеялся и принес початую бутылку холодной водки. В комнате, кроме горничной и любимой собачонки хозяина, никого не было. Горничная тут же мигом принесла помидоры, соорудила яичницу — все было очень скромно, но даже уютно и чистенько. Хрущев расспросил Высоцкого о театре, о новых спектаклях, попросил что-нибудь спеть. Володя спел, а потом налил рюмки Хрущеву и себе.

 

   — Нет, мне нельзя, — улыбнулся Никита Сергеевич. — Что-то печень пошаливает...

 

   А потом добавил:

 

   — А вообще я к этому отношусь совершенно нормально. Так что пей на здоровье.

 

   Разговорились. Володя выложил ему все что думал. Сказал, что судьба так сложилась, что он оказался за «пределами правил». Что это ненормально.

 

   — Меня все поют, а песни мои не легализованы, я официально не признан, как бы оказался за бортом общества. Кому это нужно? Мне? Нет. Людям? Тоже нет. К кому бы вы посоветовали обратиться из членов правительства? Вы их там всех знаете.

 

   Никита Сергеевич помолчал, посмотрел на Володю как-то загадочно и сказал фразу, достойную Шекспира:

 

   — А ты их портреты видел?

 

   По-моему, в этой маленькой, но гениальной фразе Хрущева, как в капле воды, отразился тот мир, в котором варилась вся наша жизнь, вся наша политика и культура. Ну, о чем они еще говорили? Естественно, об искусстве. Хрущев вспоминал, как смотрел в «Современнике» спектакль «Большевики» Шатрова и как давал интервью иностранным корреспондентам там же, в театре. Коснулись и культа Сталина. В доказательство того, что он, Хрущев, был одним из главных «разрушителей» культа личности, он притащил из своего кабинета пачку газет «Правда» и демонстрировал по этому поводу некоторые номера, где подтверждался хрущевский тезис, что «в наше время сталинизм уже невозможен».

 

   После окончания беседы Хрущев надел свое знаменитое пальто с воротником, без одной пуговицы (наблюдательный Володя это засек). Собачонка ошалела от радости в предвкушении прогулки, завизжала, запрыгала. Никита Сергеевич проводил Высоцкого до дороги, и Володя на первой же попутке уехал в Москву.

 

   — А как же он с тобой встретился? Ведь ты же был в Минске?

 

   — Надо знать Володю. Ему почему-то приспичило о своей встрече с Хрущевым рассказать именно мне первому. В Москве он уговорил своего приятеля Давида Вартаняна махнуть в Минск — ко мне.

 

   — Кто такой Вартанян?

 

   — Личность интересная. Он владел несколькими иностранными языками и, когда снимались фильмы на зарубежные темы или совместно с иностранными студиями, выступал в качестве переводчика, в частности, был переводчиком фильма «Ватерлоо». Где он познакомился с Володей, не знаю, — видимо, на «Мосфильме»...

 

   Итак, Вартанян согласился ехать с Володей ко мне. Но прежде Высоцкий позвонил мне домой. Не застал... Набрал телефон «Беларусьфильма». Там тоже меня не оказалось. Тем не менее он попросил кого-то на студии передать мне, чтоб я его ждал, так как утром он будет «как штык» с другом в Минске. Я подумал: ну какой друг? Несомненно, Марина. Я жил тогда в еще не очень обустроенной квартире, недалеко от киностудии, поэтому на всякий случай забронировал два места в гостинице «Минск».

 

   На следующее утро — звонок в дверь. Открываю. Стоит улыбающийся Володя с гитарой через плечо, сзади какой-то человек, похожий на армянина. Так я впервые увидел Давида Вартаняна. В руках у него большая авоська с мандаринами и бутылкой хорошей водки из магазина «Березка».

 

   И вместо «здрасьте» Володя выпалил:

 

   — Вчера вечером я был у Никиты Сергеевича Хрущева...

 

   — В своей книге Марина Влади эту встречу с Хрущевым описывает несколько по-иному. Что именно Никита Сергеевич пригласил Высоцкого к себе на дачу и угощал его там водкой и пирогами. Что Хрущеву было интересно узнать, как он пишет песни о войне. А касаясь уничтожения бульдозерами выставки московских художников, он с горечью якобы заметил, что его обманули чиновники: «Я-то ничего не понимаю в живописи, я — крестьянин. И вообще, мне сказали, что все они — пидирасы».

 

   — Особых разночтений не вижу. Возможно, и такой разговор был, кроме всего прочего. Одно точно: Володя сам инициировал свою встречу с Хрущевым, а что касается «пирогов», то это не суть важно...

 

   Альманах «МИР ВЫСОЦКОГО». 1997

 

 

См. продолжение: Стр. 7: В. Перевозчиков: «ВЫСОЦКИЙ И КГБ».

 

Реклама
Главная   ::   Галерея   ::   История   ::   Культура   ::   МУЗЕЙ   ::   Общество   ::   Отдых   ::   Политика   ::   Природа   ::   Происшествия   ::   Спорт   ::   Экономика   ::   ВЫСОЦКИЙ   ::   «ИСКРЫ»   ::   БИБЛИОТЕЧКА «1Ф»   ::   КОНТАКТЫ   ::