Главная Галерея История Культура МУЗЕЙ Общество Отдых Политика Природа Происшествия Спорт Экономика ВЫСОЦКИЙ «ИСКРЫ» БИБЛИОТЕЧКА «1Ф» КОНТАКТЫ
Реклама
[25.01.1998]   Серия «Кумиры»: «ЛУЧШАЯ ЕГО РОЛЬ ГАМЛЕТ»; «ПРЕДВЕСТИЕ НЕСОСТОЯВШЕГОСЯ ВЕЛИЧИЯ»; «ТОТ САМЫЙ ДОН ГУАН»; «ПУШКИН ПОСЛЕДНЯЯ РОЛЬ»

Газета «Сливки общества» (серия «Кумиры»), 25 января, 1998 г.

 

   ВЛАДИМИР ВЫСОЦКИЙ

 

   Продолжение. Начало: Серия «Кумиры»: ВЛАДИМИР ВЫСОЦКИЙ

 

 

ВЛАДИМИР ВЫСОЦКИЙ: газетные и журнальные публикации о жизни и творчестве (стихи, статьи, заметки, интервью, литературная критика, воспоминания, дневники, фотографии, рисунки, экслибрисы и др.), Vladimir Vysocki. Газета «Сливки общества» (серия «Кумиры»), 25 января, 1998 г. Ст. Говорухин: «СПИ, ШАНСОНЬЕ ВСЕЯ РУСИ ОТПЕТЫЙ»; Юрий Любимов: «ЛУЧШАЯ ЕГО РОЛЬ ГАМЛЕТ». Универсальная городская газета «ОДИН ФАКТ. Одинцовский фактор». Сканирование и публикация — В. Белко, распознавание текста — Ю. Сова.   Российский Гамлет

 

   Цитата

 

   Ст. ГОВОРУХИН

 

   «Спи, Шансонье Всея Руси отпетый»

 

   Лучшая его роль — Гамлет. Жеглова он «сыграл», а Гамлета «прожил». Для меня Гамлет — это и есть сам Высоцкий. Для него всегда существовал вопрос: быть или не быть? Как жить? Доживать ли после второй клинической смерти свой век тихо, спокойно, прислушиваясь к стукам в сердце, или остаться таким, каким ему предназначено быть? Вести ли эмоциональную беспокойную жизнь Поэта или оттягивать, отодвигать неотвратимое, отвоевывать у смерти месяцы и годы? Пройти ли мимо страдания или остановиться и принять в себя чужую боль?

ВЛАДИМИР ВЫСОЦКИЙ: газетные и журнальные публикации о жизни и творчестве (стихи, статьи, заметки, интервью, литературная критика, воспоминания, дневники, фотографии, рисунки, экслибрисы и др.), Vladimir Vysocki. Газета «Сливки общества» (серия «Кумиры»), 25 января, 1998 г. Ст. Говорухин: «СПИ, ШАНСОНЬЕ ВСЕЯ РУСИ ОТПЕТЫЙ»; Юрий Любимов: «ЛУЧШАЯ ЕГО РОЛЬ ГАМЛЕТ». Универсальная городская газета «ОДИН ФАКТ. Одинцовский фактор». Сканирование и публикация — В. Белко, распознавание текста — Ю. Сова. 

   Быть или не быть?

 

   27 июля должен был играться «Гамлет». Спектакль, понятно, отменили. Можно было сдать билет и получить за него деньги.

 

   Никто этого не сделал.

 

 

   Юрий ЛЮБИМОВ

 

   ЛУЧШАЯ ЕГО РОЛЬ ГАМЛЕТ

 

 

   Что о нем самое существенное хотелось бы сказать? Что это явление, конечно, удивительное. И при жизни многими, к сожалению, непонятое, — многими его товарищами, коллегами и поэтами. Он рожден был поэтом. Имел дар божий — поэта. Это был замечательный русский поэт. И это было во Владимире самое ценное.

 

   А если брать его блатной цикл, его ведь тоже не понимают... Про него ведь такие небылицы плетут... Но это связано с тем, что он уже при жизни был какой-то легендой. К нему, вы знаете, шли тысячи писем... «Вы, как бывший уголовник, так прекрасно написали... Поняли сердцем... Я перековался...» А ведь он писал эти песни пародийно, стилизуя, проходя через все слои людей. У него необъятная палитра песенная. Ведь у него восемьсот с лишним песен. Это же надо успеть написать! А сколько у него осталось стихов! Ну меньше, конечно, но ведь архив не весь еще разобран. Хотя я знаю, что и проза у него есть. Такого обилия не ожидал даже я, близко его знавший... Я не думал, что у него столько осталось стихов, на которые он не писал музыки. Владимир говорил очень часто, что последнее время он больше работал с бумагой и карандашом, а не с магнитофоном и гитарой. И одна из целей нашего спектакля была даже полемической — показать и поэтам и людям, которые считают его только песенником, что его стихи — высокая поэзия. Я-то убежден, что это — высокая поэзия. И это доказывает любовь к нему миллионов людей. Это же все-таки удивительное явление, что в любой день со всей страны к нему на Ваганьково приезжают люди, просто постоять. Зачем? Вот хочется задать вопрос: зачем? Значит, они с духовной какой-то жаждой приезжают? Значит, он умеет утолять духовную жажду людей. Они приезжают к нему — к легендарному, к бесстрашному человеку, который спел все, что хотел. Он открыл необъятные новые темы, которые часто многие поэты боялись и затрагивать. Почему его песни так пошли в народ? Сейчас же говорят его словами. Муж хочет утихомирить жену и говорит ей сурово: «Ты, Зин, на грубость нарываешься!» Если иронически кто-то хочет сказать, то говорит: «Жираф большой, ему видней». То есть он, как Грибоедов, входит в пословицы, его песни становятся истинно народным достоянием. Это же тоже удивительное явление.

 

ВЛАДИМИР ВЫСОЦКИЙ: газетные и журнальные публикации о жизни и творчестве (стихи, статьи, заметки, интервью, литературная критика, воспоминания, дневники, фотографии, рисунки, экслибрисы и др.), Vladimir Vysocki. Газета «Сливки общества» (серия «Кумиры»), 25 января, 1998 г. Ст. Говорухин: «СПИ, ШАНСОНЬЕ ВСЕЯ РУСИ ОТПЕТЫЙ»; Юрий Любимов: «ЛУЧШАЯ ЕГО РОЛЬ ГАМЛЕТ». Универсальная городская газета «ОДИН ФАКТ. Одинцовский фактор». Сканирование и публикация — В. Белко, распознавание текста — Ю. Сова.   Едут двое военных, проездом через Москву. «Сколько у нас в Москве времени? Сорок минут? Значит, куда податься?» А второй говорит: «То есть как это — куда податься! Сразу на могилу к Володе!» Они сорок минут в Москве, они проездом, но идут на Ваганьковское. Значит, чувствуют потребность прийти к нему на могилу.

 

   Я был с ним в войсках, в суровой такой обстановке, и очень крупный военачальник говорил, что он просто завидует дару этого человека влиять на людей. «Какая у него сила, какая у него огромная энергия — взять людей и заставить их слушать затаив дыхание! Это качество хорошо иметь полководцу». С совершенно разных сторон об этом человеке говорят удивительные вещи, просто удивительные.

 

   Володя был азартный человек, очень любил бывать всюду, бывать в разных компаниях, жадно слушал людей. Он не читал наставления и не учительствовал, а именно слушал. Вдруг исчезнет: то пойдет в подводное плавание, и моряки рисковали, брали его с собой, то летчики брали его в самолеты, альпинисты брали в горы. А он им давал силу. Все они говорили, что лучше себя чувствуют, когда с ними Высоцкий, как-то спокойней, уверенней.

 

   Для меня Володя — прежде всего поэт. Прежде всего. Он был прекрасный актер, потому что он был личностью. Он всегда со сцены нес какое-то свое ощущение мира. Я уже не говорю о том, что всегда у него поразительно звучал текст. Потому что Володя понимал, что такое слово и как трудно слово отбирать. У него удивительные стихи, по форме безукоризненные, и кажется, что это давалось ему легко. На самом деле, когда смотришь внимательно его стихи, то поражаешься их законченности, их гармонии. А сколько у него набросков бесконечных! Он очень много работал над словом.

 

ВЛАДИМИР ВЫСОЦКИЙ: газетные и журнальные публикации о жизни и творчестве (стихи, статьи, заметки, интервью, литературная критика, воспоминания, дневники, фотографии, рисунки, экслибрисы и др.), Vladimir Vysocki. Газета «Сливки общества» (серия «Кумиры»), 25 января, 1998 г. Ст. Говорухин: «СПИ, ШАНСОНЬЕ ВСЕЯ РУСИ ОТПЕТЫЙ»; Юрий Любимов: «ЛУЧШАЯ ЕГО РОЛЬ ГАМЛЕТ». Универсальная городская газета «ОДИН ФАКТ. Одинцовский фактор». Сканирование и публикация — В. Белко, распознавание текста — Ю. Сова.   Еще — Володя был очень добрый человек, всегда старался помогать, всегда. Если он знал, что человеку плохо, он обязательно находил возможность помочь. Грустно об этом говорить, но могилу ему не случайно вырыли не как всем. Очень глубоко могильщики вырыли. Говорят: «Пусть сохранится». И место достали сразу, очень красивое место. Как войдете, прямо под деревом. И угодил Володя вместе со своим братом рядом, они как два золотника — Есенин и Высоцкий. Это истинные народные таланты, которых недаром народ любит.

 

   Похороны... Какой-то день был в Москве необыкновенный. Все поняли, что умер поэт. Я еще больше зауважал москвичей — как достойно они похоронили своего поэта! И все было чинно. Сколько было цветов! Жара была дикая, а люди не себя от жары берегли, а цветы укрывали под зонтиками, чтобы они не завяли. А в театр целый месяц спустя шли люди и просили просто пройти по театру... Говорят: «Ну пустите в театр. Мы пройдем мимо портрета и уйдем...»

 

   Меня всегда поражала его легкая походка. Удивительная. Даже какая-то необыкновенная. Володя даже вроде бы не ходил, а что-то его носило. Он так носился: то тут, то там! Он был человек спортивный, энергичный. Тратил он себя без остатка на любом выступлении. Было впечатление, что у него тут и сердце разорвется. Он удивительно играл, с огромной самоотдачей — всегда. Он хотел сняться в кино, мечтал, чтобы вышла его пластинка. Очень переживал, когда его собраться по перу мило похлопывали его свысока по плечу: «Ну, Володя, спой! Чего ты там сочинил?..» А жизнь-то показала: неизвестно, кто кого должен похлопывать по плечу. Вот в чем дело.

 

   Каким он пришел? Смешным. Таким же хриплым, в кепочке. Кепочку снял вежливо. С гитарой. В пиджачишке-букле. Без всякого фасона, не такой, как говорили, — стильный молодой человек, нет. Пришел очень просто. Парень очень крепкий, сыграл чего-то. Сыграл, и не поймешь, собственно, брать или не брать. А потом я говорю: «У вас гитара? Может, вы хотите что-то исполнить?» — «Хочу». — «Ну, пожалуйста». Он спел. Я говорю: «Еще хотите исполнить?» Он еще спел. Я говорю: «И что же вы исполняете?» — «Ну,— говорит, — свое!» — «Свое?» я его сразу взял. Вот и все. Вот история его прихода.

 

   О Гамлете что я могу сказать... Володя все время ходил, говорил, что он хочет сыграть Гамлета. Когда мы стали репетировать, репетиции шли тяжело и трудно. Оказалось, что он вообще хотел, а конкретно... не очень был готов. Потом, когда был такой тупик в работе, он даже исчез на некоторое время. Потом вернулся, стал очень хорошо работать. Роль свою он совершенствовал до самой смерти. И играл он даже перед смертью. Когда он сыграл последний раз? 18 июля играл и должен был играть 27-го, когда мы отменили спектакль и никто не вернул билеты. Ни один человек. И по-моему, даже деньги никто не потребовал. А над ролью он этой думал, часто мы с ним говорили, потому, что такая же уникальная, как он сам. Были случаи, когда он играл ее совершенно необыкновенно. Один раз, с моей точки зрения, он играл ее гениально — в Марселе. Он пропал. Волею судеб я его ночью нашел. Врачи сказали, что ему играть нельзя. Он сказал, что он будет играть. Дежурил врач. Ведь никто не заставлял. Он сказал: «Я своим долгом считаю — играть». А врач боялся, что у него не выдержит сердце. Во время спектакля я актеров предупредил, что если что-нибудь случится и надо будет укол сделать, то они скажут: «Где Гамлет? Гамлет там. Сейчас он будет к вам доставлен». То есть мы придумали какую-то схему на случай, если нужно будет сделать укол за кулисами... Играл непередаваемо. Совершенно...

 

   Спектакль о Володе?.. Со спектаклем сложности были большие, и сейчас они есть. Но я всегда надеюсь, что здравый смысл восторжествует и спектакль пойдет. Спектакль так сделан: «Гамлет» без Гамлета. Когда Гертруда обращается к Гамлету и говорит: «Что ты задумал?!» — то Владимир отвечает песней, что он задумал. А его нет! К нему обращаются, а его нет уже. Но мне кажется, что в спектакле получится эффект, что он с нами, вместе с ребятами. Мне кажется, что спектакль будет достойным памяти Владимира.

 

   Я от многих наших крупных поэтов слышал... и даже видел, что они были немного растеряны. Они говорили: «Вы знаете, не ожидали, что он такой необыкновенный поэт». Значит, в какой-то мере нам удалось показать Володю как замечательного поэта! Доказать, что в нашей среде двадцать лет жил необыкновенный человек.

 

   Я должен сказать, что это нужно не Володе. Он имеет сейчас такую славу, что ему вообще ничего не надо. Это надо нам! Нам. Чтобы стать лучше. Потому что этот спектакль, я уверен, облагораживает. В этом я совершенно уверен. Спектакль чрезвычайно благотворно влияет на людей. Я видел лица, просветленные лица. Люди испытали подъем духа, они утолили душевный голод. Утолили душевную жажду, которую так гениально утолял Владимир, и поэтому он завоевал низкий поклон миллионов людей всей нашей России.

 

   1982

 

ВЛАДИМИР ВЫСОЦКИЙ: газетные и журнальные публикации о жизни и творчестве (стихи, статьи, заметки, интервью, литературная критика, воспоминания, дневники, фотографии, рисунки, экслибрисы и др.), Vladimir Vysocki. Газета «Сливки общества» (серия «Кумиры»), 25 января, 1998 г. Владимир Высоцкий: «МОЙ ГАМЛЕТ»; Александр Митта: «ПРЕДВЕСТИЕ НЕСОСТОЯВШЕГОСЯ ВЕЛИЧИЯ»; Михаил Швейцер: «ТОТ САМЫЙ ДОН ГУАН»; Марина Влади: «ПУШКИН ПОСЛЕДНЯЯ РОЛЬ». Сканирование и публикация — В. Белко, распознавание текста — Ю. Сова. 

   Стр. 15

 

   Российский Гамлет

 

Владимир ВЫСОЦКИЙ

 

МОЙ ГАМЛЕТ

 

 

Я только малость объясню в стихе —

На все я не имею полномочий...

Я был зачат как нужно, во грехе —

В поту и в нервах первой брачной ночи.

ВЛАДИМИР ВЫСОЦКИЙ: газетные и журнальные публикации о жизни и творчестве (стихи, статьи, заметки, интервью, литературная критика, воспоминания, дневники, фотографии, рисунки, экслибрисы и др.), Vladimir Vysocki. Газета «Сливки общества» (серия «Кумиры»), 25 января, 1998 г. Владимир Высоцкий: «МОЙ ГАМЛЕТ»; Александр Митта: «ПРЕДВЕСТИЕ НЕСОСТОЯВШЕГОСЯ ВЕЛИЧИЯ»; Михаил Швейцер: «ТОТ САМЫЙ ДОН ГУАН»; Марина Влади: «ПУШКИН ПОСЛЕДНЯЯ РОЛЬ». Сканирование и публикация — В. Белко, распознавание текста — Ю. Сова. 

Я знал, что, отрываясь от земли, —

Чем выше мы, тем жестче и суровей;

Я шел спокойно прямо в короли

И вел себя наследным принцем крови.

 

Я знал — все будет так, как я хочу,

Я не бывал внакладе и в уроне,

Мои друзья по школе и мечу

Служили мне, как их отцы — короне.

 

Не думал я над тем, что говорю,

И с легкостью слова бросал на ветер, —

Мне верили и так как главарю

Все высокопоставленные дети.

 

Пугались нас ночные сторожа,

Как оспою, болело время нами.

Я спал на кожах, мясо ел с ножа

И злую лошадь мучил стременами.

 

Я знал — мне будет сказано: «Царуй!» —

Клеймо на лбу мне рок с рожденья выжег.

И я пьянел среди чеканных сбруй,

Был терпелив к насилью слов и книжек.

 

Я улыбаться мог одним лишь ртом.

А тайный взгляд, когда он зол и горек,

Умел скрывать, воспитанный шутом, —

Шут мертв теперь: «Аминь!» Бедняга Йорик!

 

Но отказался я от дележа

Наград, добычи, славы, привилегий:

Вдруг стало жаль мне мертвого пажа,

Я объезжал зеленые побеги...

 

Я позабыл охотничий азарт,

Возненавидел и борзых и гончих,

Я от подранка гнал коня назад

И плетью бил загонщиков и ловчих.

 

Я видел — наши игры с каждым днем

Все больше походили на бесчинства, —

В проточных водах по ночам, тайком

Я отмывался от дневного свинства.

 

Я прозревал, глупея с каждым днем,

Я прозевал домашние интриги.

Не нравился мне век, и люди в нем

Не нравились, — и я зарылся в книги.

 

Мой мозг, до знаний жадный как паук.

Все постигал: недвижность и движенье, —

Но толка нет от мыслей и наук,

Когда повсюду — им опроверженье.

 

С друзьями детства перетерлась нить,

Нить Ариадны оказалась схемой.

Я бился над словами «быть, не быть»,

Как над неразрешимою дилеммой.

 

Но вечно, вечно плещет море бед, —

В него мы стрелы мечем — в сито просо,

Отсеивая призрачный ответ

От вычурного этого вопроса.

 

Зов предков слыша сквозь затихший гул,

Пошел на зов, — сомненья крались с тылу,

Груз тяжких дум наверх меня тянул,

А крылья плоти вниз влекли, в могилу.

 

В непрочный сплав меня спаяли дни —

Едва застыв, он начал расползаться.

Я пролил кровь как все — и, как они,

Я не сумел от мести отказаться.

 

А мой подъем пред смертью — есть провал.

Офелия! Я тленья не приемлю.

Но я себя убийством уравнял

С тем, с кем я лег в одну и ту же землю.

 

Я Гамлет, я насилье презирал,

Я наплевал на датскую корону, —

Но в их глазах — за трон я глотку рвал

И убивал соперника по трону.

 

Но гениальный всплеск похож на бред,

В рожденье смерть проглядывает косо.

А мы все ставим каверзный ответ

И не находим нужного вопроса.

 

 

 

   ИЗ ОТВЕТОВ НА ЗАПИСКИ

 

ВЛАДИМИР ВЫСОЦКИЙ: газетные и журнальные публикации о жизни и творчестве (стихи, статьи, заметки, интервью, литературная критика, воспоминания, дневники, фотографии, рисунки, экслибрисы и др.), Vladimir Vysocki. Газета «Сливки общества» (серия «Кумиры»), 25 января, 1998 г. Владимир Высоцкий: «МОЙ ГАМЛЕТ»; Александр Митта: «ПРЕДВЕСТИЕ НЕСОСТОЯВШЕГОСЯ ВЕЛИЧИЯ»; Михаил Швейцер: «ТОТ САМЫЙ ДОН ГУАН»; Марина Влади: «ПУШКИН ПОСЛЕДНЯЯ РОЛЬ». Сканирование и публикация — В. Белко, распознавание текста — Ю. Сова.   Меня спрашивают в письмах: «Володя, ну почему ты не уходишь из театра? Ведь лучше всего тебя воспринимают, когда ты читаешь свои стихи и поешь свои песни на публику». Я подумал, что если уйду из театра, — может быть, я даже перестану петь. Потому что это — единственный театр, пожалуй, у нас в стране, где поощряется — то, что мы сами сочиняем. Вот я стал сочинять песни. Может быть, они так бы и остались — для моих друзей, для кого они были предназначены, — но вдруг главный режиссер услышал один раз, как я пою, и говорит: давай сделаем — чтобы они звучали в спектаклях нашего театра. Так и случилось: я начал писать для нашего театра, стали меня приглашать в другие места. И получилось, что из-за того, что я работаю в этом театре, — я продолжаю писать песни.

 

 

 

   Александр МИТТА

 

   ПРЕДВЕСТИЕ НЕСОСТОЯВШЕГОСЯ ВЕЛИЧИЯ

 

   В работе ему был органически свойственен напор, натиск. Он брал свои крепости штурмом.

 

   Я помню, как Анатолий Эфрос репетировал в Театре на Таганке «Вишневый сад». Высоцкому предстояло сыграть роль Лопахина. Но он был в Париже. А репетиции шли и шли. А Высоцкий из Парижа уехал куда-то в неведомую романтическую даль, то ли на Майорку, то ли в Нью-Йорк. Спектакль получался интересный, многоплановый. И роль Лопахина, хорошо, талантливо исполняемая актером с известным именем, обрастала подробностями, становилась как бы главной ролью второго плана.

 

   Высоцкий прилетел, если не ошибаюсь, за неделю до премьеры. Может, дней за десять. Пришел в пустой зал, сел в отдалении, просмотрел репетицию первых двух актов. Вечером был хмуро собран. Все понимали: роль пролетела мимо. Ну, в общем-то, и обижаться не на что: не его получилась роль. Однако, видимо, он о чем-то уже переговорил с Эфросом. Потому что Анатолий Васильевич неожиданно сказал: «Сегодня мы пройдем акт с Высоцким».

 

   Как с Высоцким? Это же не разводка мизансцен! Не рядовая репетиция! А прогон всего акта! Все мизансцены уже выверены, закреплены в сознании актеров. Сейчас пойдет ломка устоявшегося рисунка, мучительная для всех актеров. И дело тут не в лени, не в актерской косности, а в том, что уже внутренне актеры сплавились с режиссерским рисунком. И вот на тебе! Гуляет себе по Парижам, а в последний момент...

 

   Акт начался. Для человека, который смотрел этот спектакль впервые, ничего, наверное, не произошло.

 

   На этот раз все было иначе. По сцене ходил распираемый счастливым предвкушением Лопахин — сгусток радостной энергии: он знает! Он один знает, как спасти этих гибнущих людей! Они не погибнут! Он не даст им! У него есть такой план! Такой план!.. Он — главный, потому что он один может всех спасти. И я, зная наизусть не только все слова, но и все малейшие интонации исполнения, как ребенок, жду встречи Лопахина с Раневской.

 

   И чудо свершилось. Мы вовлечены в круговорот событий. Мы заражены энергией Лопахина, его разумной добротой.

 

   Все в спектакле вдруг будто взорвалось изнутри. Пошла трагедия «Макбет» — история тотальной гибели целой цивилизации, безнадежного, неостановимого сползания к смерти. И энергия Лопахина вдруг оказалась главной сюжетной пружиной. Это он один пытается изо всех сил удержать неотвратимое сползание всех остальных в очевидную всем пропасть.

 

   Энергия Высоцкого, его уникальный внутренний темперамент получили невиданный рисунок. Беспомощность и бессилие этого человека, способного горы своротить, стали неторопливо превращаться в главный символ спектакля.

 

   Вот что такое был Высоцкий-актер. Я еще не сказал ничего о его главной сцене — пьяном монологе после торгов. Но в конце концов, не рецензию же я пишу, а всего лишь воспоминание.

 

 

   Михаил ШВЕЙЦЕР

 

   ТОТ САМЫЙ ДОН ГУАН

 

   Приступая к работе над «Маленькими трагедиями» Пушкина, я решил, что Дон Гуана должен играть Высоцкий. Не буду говорить сейчас об этом сколь-нибудь подробно, но мне кажется, что Дон Гуан — Высоцкий — это тот самый Дон Гуан, который и был написан Пушкиным. Для меня был важен весь комплекс человеческих качеств Высоцкого, которые должны были предстать и выразиться в этом пушкинском образе. И мне казалось, что все, чем владеет Высоцкий как человек, все это есть свойства пушкинского Дон Гуана. Он поэт, и он мужчина. Я имею в виду его, Высоцкого, бесстрашие и непоколебимость, умение и желание взглянуть опасности в лицо, его огромную, собранную в пружину волю человеческую — это все в нем было. И в иные минуты или даже этапы жизни из него это являлось и направлялось, как сталь шпаги.

 

   Объяснение таких людей я вижу у того же Пушкина:

 

Все, все, что гибелью грозит,

Для сердца смертного таит

Неизъяснимы наслажденья —

БЕССМЕРТЬЯ, может быть, залог!

 

   А заключить я хотел бы словами Державина, которые Пушкин предпослал в «Египетских ночах» Импровизатору: «Я царь, я раб, я червь, я бог». Мне кажется, что верность этой, если хотите, формулы Гения подтверждается всем развитием русского национального гения, русского национального искусства — от Пушкина и до Высоцкого.

 

 

   Марина ВЛАДИ

 

   ПУШКИН ПОСЛЕДНЯЯ РОЛЬ

 

   Единственный поэт, портрет которого стоит у тебя на столе, — это Пушкин. Единственные книги, которые ты хранишь и время от времени перечитываешь, — это книги Пушкина. Единственный человек, которого ты цитируешь наизусть, — это Пушкин. Единственный музей, в котором ты бываешь, — это музей Пушкина. Единственный памятник, к которому ты приносишь цветы, — это памятник Пушкину. Единственная посмертная маска, которую ты держишь у себя на столе, — это маска Пушкина.

 

   Твоя последняя роль — Дон Гуан в «Каменном госте». Ты говоришь, что Пушкин один вмещает в себе все русское Возрождение. Он — мученик, как и ты, тебе известна каждая подробность его жизни, ты любишь людей, которые его любили, ты ненавидишь тех, кто делал ему зло, ты оплакиваешь его смерть, как будто он погиб совсем недавно. Если воспользоваться словами Булгакова, ты носишь его в себе. Он — твой кумир, в нем соединились все духовные и поэтические качества, которыми ты хотел бы обладать.

 

 

См. продолжение: Стр. 16, 17, 31: ЗАЧАРОВАННЫЙ ДВОР: ЗДЕСЬ ПРОПИСАЛАСЬ ПАМЯТЬ; Н. Высоцкий: «…НЕ ТОЛЬКО МУЗЕЙ!»; А. Крылов: «ПРОИЗОШЛА СМЕНА ОРИЕНТИРОВ»; Н. Черная: «ВОСПОМИНАНИЕ О ПРОШЛОМ ЮБИЛЕЕ».

 

Реклама
Главная   ::   Галерея   ::   История   ::   Культура   ::   МУЗЕЙ   ::   Общество   ::   Отдых   ::   Политика   ::   Природа   ::   Происшествия   ::   Спорт   ::   Экономика   ::   ВЫСОЦКИЙ   ::   «ИСКРЫ»   ::   БИБЛИОТЕЧКА «1Ф»   ::   КОНТАКТЫ   ::