Главная Галерея История Культура МУЗЕЙ Общество Отдых Политика Природа Происшествия Спорт Экономика ВЫСОЦКИЙ «ИСКРЫ» БИБЛИОТЕЧКА «1Ф» КОНТАКТЫ
Реклама
[25.07.1990]   НУЖНА ЛИ РЕВОЛЮЦИЯ В АДУ?

«Литературная газета», № 30, 25 июля, 1990 г.

 

ВЛАДИМИР ВЫСОЦКИЙ: газетные и журнальные публикации о жизни и творчестве (стихи, статьи, заметки, интервью, литературная критика, воспоминания, дневники, фотографии и др.). Газета «Литературная газета», № 30, 25 июля, 1990 г. В. Новиков: «НУЖНА ЛИ РЕВОЛЮЦИЯ В АДУ?», фото Валерия Плотникова. Универсальная городская газета «ОДИН ФАКТ. Одинцовский фактор», г. Одинцово, Одинцовский район. Сканирование и публикация — В. Белко, распознавание текста — Ю. Сова. 

 

    Нужна ли революция в аду?

 

    10 лет назад не стало Владимира Высоцкого. Мы публикуем стихотворный набросок поэта, который еще ни разу не видел печатного станка ни отечественного, ни зарубежного, и отрывок из книги критика Вл. Новикова «В Союзе писателей не состоял... (Писатель Владимир Высоцкий)» — она готовится к выходу в СП «Интерпринт» и представляет собой, по сути, первую монографическую попытку исследования художественного мира поэта с литературоведческих позиций, в широком контексте советской поэзии 60—80-х годов.

 

 

   Когда Высоцкого чересчур лобово трактуют как «перестроечного» и «антизастойного» поэта, придавая этим категориям сугубо локальный смысл, невольно ощущаешь какую-то подмену. Внешне вроде бы все сходится, но — «не то это вовсе, не тот и не та». Не то смысловое наполнение, не тот тип личности, не та судьба.

 

   ВЛАДИМИР ВЫСОЦКИЙ: газетные и журнальные публикации о жизни и творчестве (стихи, статьи, заметки, интервью, литературная критика, воспоминания, дневники, фотографии и др.). Газета «Литературная газета», № 30, 25 июля, 1990 г. В. Новиков: «НУЖНА ЛИ РЕВОЛЮЦИЯ В АДУ?», фото Валерия Плотникова. Универсальная городская газета «ОДИН ФАКТ. Одинцовский фактор», г. Одинцово, Одинцовский район. Сканирование и публикация — В. Белко, распознавание текста — Ю. Сова.В чем здесь корень противоречия? В том, что Высоцкого трактуют как шестидесятника. То, что Высоцкий причастен к этой духовной формации, что в его творчестве отразился шестидесятнический этический кодекс и идейный комплекс, бесспорно. Но Высоцкий не только шестидесятник, и мы его лучше поймем, если не отождествим его с более характерными представителями этого идейного течения, а сравним его с ними. Действительно, шестидесятники смогли, что называется, воспользоваться преимуществом «первой перестройки» (хрущевской), им было предоставлено слово, и они успели это слово произнести до нагрянувшего похолодания, до эпохи запретов и закрытий. Высоцкий же, едва успев составить первую программу из своих ранних песен, уже не мог не понимать, что это «не пройдет», а очень скоро «непроходимость» стала постоянным фактором его творческой судьбы. Ну, и еще существенно то, что «классические» шестидесятники всегда чувствовали, как это называет Евтушенко, «дыхание рядом» — Высоцкий же, ощущая это дыхание в театре, в отдельные моменты и в кино, — в литературной своей работе с самого начала был одиночкой. У шестидесятников были сложные — то более или менее сносные, то конфликтные — отношение с властью и с государством. То приливы, то отливы, то хвала, то опала, то уходы, то возращения. Высоцкого правительственный официоз не принимал никогда — громко не бранил, но последовательно душил молчанием. Общественно-политическая судьба Высоцкого слишком скоро «обернулась Роком», то есть не только драматическим конфликтом между личностью и обществом, но и трагическим конфликтом между личностью и миром.

 

   Доминанта шестидесятничества — социальная. Это вера в общественный прогресс и борьба со всем, что этому прогрессу препятствует. Это энтузиазм демократической интеллигенции, готовой и служить народу, и духовно вести его за собой.

 

   Доминанта мира Высоцкого — философская. Это глубокий и страстный интерес ко всему, что происходит вокруг, интерес, сочетающийся с «космической» иронией, анализом и оценкой жизни и человека «с точки зрения вечности». Это этический максимализм по отношению к себе и бесконечная терпимость к другим. Это вера в человеческое начало и диалектический скепсис в оценке социального опыта человечества.

 

   Подчеркну: это все говорится не с целью принизить шестидесятников. Они достойны всяческого уважения: и те, что ныне возвращаются к нам своими посмертными публикациями, и те, что продолжают работать сейчас. И те и другие оказались незаменимой силой в сегодняшней борьбе за демократизацию и гласность. Но Высоцкий сразу же, с шестидесятых еще годов, начал работать уже на ином уровне.

 

   И еще: сказанное ни в малейшей мере не отрицает значимости социальной заостренности творчества Высоцкого. Тут ведь сложная взаимосвязь, а не альтернативное «или — или». Философский подход всегда включает в себя социальное сознание (а вот социальное мышление не всегда философично).

 

   Шестидесятничество немыслимо без присущего ему социально-утопического начала без преобладания тактики над стратегией. Какова была главная установка? Надо работать, приближать будущее, которого мы сами скорее всего не застанем, но которое безусловно будет «светлым» — не в официально-тоталитарном, а в гуманистически-демократическом смысле. В борьбе за правду были возможны тактические уступки: воспевание, скажем, Братской ГЭС (без особенной рефлексии о том, насколько эта ГЭС полезна), романтическая идеализация Кубы и Фиделя Кастро (без разъедающих душу раздумий о том, насколько свободна жизнь на Острове Свободы), беспощадная критика иноземных тиранов и супостатов (с очень умеренными аллюзиями на неблагополучие дома). Все же обойтись без «положительных примеров» шестидесятничество не могло. И если на одну чашу весов было положено искреннее и беспощадное осуждение Сталина, то на другую не могла не лечь житийная трактовка биографии Ленина (конкретные обстоятельства этой биографии тут были не существенны, достаточно было сравнения Ленина с поэтом — сравнения, считавшегося безусловно лестным и для автора, и для персонажа).

 

   В чем коренное, принципиальное расхождение Высоцкого с этим типом мышления? Прежде всего в том, что Высоцкий не утопист. Свою веру в человека и в жизнь он никогда не пытался подкрепить обещаниями. Он дает читателям-слушателям реальный заряд энергии (лирической, трагической, смеховой), энергии, помогающей выжить и выстоять, но не дает им никаких оптимистических авансов и идейных векселей. Нет, он не впадал в истерическое отчаяние, не терял надежды, но надежда эта всегда сочеталась с трезвостью мысли и с чувством тревоги:

 

Но... не правда ли,

зло называется злом

Даже там — в добром

будущем Вашем?

 

   Высоцкому глубоко претил спекулятивный культ будущего, он постоянно спорил с идеей рая — не в религиозном, конечно, а в социально-идеологическом смысле. Прочтите внимательно песню «Переворот в мозгах из края в край...» 1970 года — о том, как <…>

 

   Владимир ВЫСОЦКИЙ в роли Гамлета.

   Фото Валерия Плотникова.

 

 

   Владимир ВЫСОЦКИЙ

 

   ИЗ ЧЕРНОВЫХ АВТОГРАФОВ

 

«Не бросать», «Не топтать» —

Это можно понять!

Или, там, «Не сорить» —

Это что говорить!

 

«Без звонка не входить» —

Хорошо, так и быть, —

Я нормальные НЕ

Уважаю вполне.

 

Но когда это НЕ —

Приносить-распивать, —

Это НЕ не по мне —

Не могу принимать!

 

Вот мы делаем вид

За проклятым «козлом»:

Друг костяшкой стучит —

Мол, играем, — не пьем.

 

А красиво ль — втроем

Разливать под столом?

Или лучше — втроем

Лезть с бутылкою в дом?

 

Ну а дома жена —

Не стоит на ногах, —

И не знает она

О подкожных деньгах.

 

Если с ночи — молчи,

Не шуми, не греми,

Не кричи, не стучи,

Пригляди за детьми!..

 

Где уж тут пировать:

По стакану — и в путь, —

А начнешь шуровать —

Разобьешь что-нибудь.

 

И соседка опять —

«Алкоголик!» — орет, —

А начнешь возражать —

Участковый придет.

 

Он, пострел, все успел —

Вон составится акт:

Нецензурно, мол, пел,

Так и так, так и так;

 

Съел кастрюлю с гусем,

У соседки лег спать, —

И еще — то да се, —

Набежит суток пять.

 

Так и может все быть —

Если расшифровать

Это «Не приносить»,

Это «Не распивать».

 

Я встаю ровно в шесть —

Это надо учесть, —

До без четверти пять

У станка мне стоять.

 

Засосу я кваску

Иногда в перерыв —

И обратно к станку,

Даже не покурив.

 

И точу я в тоске

Шпинделя да фрезы, —

Ну а на языке —

Вкус соленой слезы.

 

Покурить, например...

Но нельзя прерывать, —

И мелькает в уме

Моя бедная «мать».

 

Дома я свежий лук

На закуску крошу,

Забываюсь — и вслух

Это произношу.

 

И глядит мне сосед —

И его ребятня —

Укоризненно вслед,

Осуждая меня.

 

Между 1970 и 1978

Публикация А. Крылова

 

 

 

Реклама
Главная   ::   Галерея   ::   История   ::   Культура   ::   МУЗЕЙ   ::   Общество   ::   Отдых   ::   Политика   ::   Природа   ::   Происшествия   ::   Спорт   ::   Экономика   ::   ВЫСОЦКИЙ   ::   «ИСКРЫ»   ::   БИБЛИОТЕЧКА «1Ф»   ::   КОНТАКТЫ   ::