Главная Галерея История Культура МУЗЕЙ Общество Отдых Политика Природа Происшествия Спорт Экономика ВЫСОЦКИЙ «ИСКРЫ» БИБЛИОТЕЧКА «1Ф» КОНТАКТЫ
Реклама
[15.11.1987]   ОН ПЕЛ О ВРЕМЕНИ И О СЕБЕ

Журнал «Спутник», ноябрь, 1987 г.

 

 

 

ВЛАДИМИР ВЫСОЦКИЙ: газетные и журнальные публикации о жизни и творчестве (стихи, статьи, заметки, интервью, литературная критика, воспоминания, дневники, фотографии, рисунки, экслибрисы и др.), Vladimir Vysocki. Журнал «Спутник», ноябрь, 1987 г. «ОН ПЕЛ О ВРЕМЕНИ И О СЕБЕ». Универсальная городская газета «ОДИН ФАКТ. Одинцовский фактор». Сканирование и публикация — В. Белко, распознавание текста — Ю. Сова.   ОН ПЕЛ О ВРЕМЕНИ И О СЕБЕ

 

   Прошло семь лет после смерти поэта, актера, певца Владимира Высоцкого, а популярность его не идет на убыль. Наоборот, интерес к его личности, творчеству растет.

 

   Фото Александра СТЕРНИНА и из архива семьи.

 

   О чем может мечтать Художник, о какой высшей точке признания своего творчества? О выступлении на сцене прославленного театра или о миллионных тиражах своих книг?..

 

   Лето. Московский театр на Таганке гастролирует в городе Набережные Челны на Каме. Окна домов на прямой, широкой и длинной главной улице распахнуты настежь. Когда на улицу выходят «таганковцы» и среди них Владимир Высоцкий, она вмиг вскипает его бешено-хриплыми песнями, записанными на магнитофоны. Один из присутствующих потом рассказывал: «Володя шел по этой улице, как Спартак, как гладиатор, выигравший победу...»

 

   Да, популярность Высоцкого огромна. Его песни (а вернее, исполняемые им самим под гитару стихи) звучали и звучат буквально в каждом доме, в городских многоэтажках и сельских клубах, на больших стройках и на маленьких полярных станциях, в рабочих общежитиях и в геологических партиях. А вот увидеть свои стихи напечатанными ему так и не удалось...

 

   Непросто складывались его отношения с современниками. Для одних он был почти кумиром, откровением, «охрипшей совестью» целого поколения. Для других — не более чем модным явлением, «хрипуном», сочиняющим «на потребу» сомнительного свойства песенки и подыгрывающим невзыскательному вкусу. Для одних живой, разговорный язык его стихов — колючий, шершавый, неспокойный — лишь усиливал их воздействие. Для других он давал повод не видеть в Высоцком профессионального поэта, считать нелепым печатать — все равно что пустить уличного музыканта в респектабельный концертный зал. Среди последних были те, кто, к сожалению, определял, что можно и что нельзя публиковать и исполнять.

 

   Удивительна не эта полярность оценок, привычная в мире искусства. Удивительно то, что пройти мимо Высоцкого, оказаться им не задетым мало кому удалось. В чем же дело?

 

   В содержании его злободневных, предельно правдивых, смелых стихов. Сегодня гласность, безбоязненные оценки происходящих процессов становятся нормальным явлением, а не чем-то исключительным. Мы только сейчас встаем на свой путь. А Высоцкий всегда на нем стоял. И какими нас призывают быть сейчас, он был тогда. И на все, что происходит в обществе, смотрел всегда так, как сейчас стремимся смотреть мы. А это было не просто — сохранить чувство внутренней свободы и раскрепощенности, петь «открытым голосом» в пору господства полушепота, с одной стороны, и эстрадной шумливости — с другой. Не просто отстаивать свое мнение, не дожидаясь лучших времен и «разрешения» сказать то, о чем настоящий художник не вправе умалчивать ни при каких обстоятельствах.

 

ВЛАДИМИР ВЫСОЦКИЙ: газетные и журнальные публикации о жизни и творчестве (стихи, статьи, заметки, интервью, литературная критика, воспоминания, дневники, фотографии, рисунки, экслибрисы и др.), Vladimir Vysocki. Журнал «Спутник», ноябрь, 1987 г. «ОН ПЕЛ О ВРЕМЕНИ И О СЕБЕ». Универсальная городская газета «ОДИН ФАКТ. Одинцовский фактор». Сканирование и публикация — В. Белко, распознавание текста — Ю. Сова.   ВЛАДИМИР ВЫСОЦКИЙ: газетные и журнальные публикации о жизни и творчестве (стихи, статьи, заметки, интервью, литературная критика, воспоминания, дневники, фотографии, рисунки, экслибрисы и др.), Vladimir Vysocki. Журнал «Спутник», ноябрь, 1987 г. «ОН ПЕЛ О ВРЕМЕНИ И О СЕБЕ». Универсальная городская газета «ОДИН ФАКТ. Одинцовский фактор». Сканирование и публикация — В. Белко, распознавание текста — Ю. Сова.

 

   Впечатление от многочисленных песен Высоцкого (примерное их число 620-630) такое, будто он пытается объять необъятное, словно ему до всего и до всех есть дело. Это целая вселенная явлений, сюжетов и героев, им подсмотренных и выхваченных из потока жизни, таких узнаваемых и простых. При этом подлинность его песен такова, что у многих появляется убеждение, что это он сам все прожил и пережил: и воевал, и прыгал с парашютом, и был матросом, и золотоискателем, и шахтером и даже малость «посидел» когда-то. Это происходит оттого, что главная установка Высоцкого — быть с людьми, то есть не около и не рядом, смотреть на них не со стороны, не свысока и не снизу.

 

   Для поэта нет мелочей, мелкотемья, потому что он не просто фиксирует, передает, отражает жизнь. В каждом, казалось бы, заурядном, незначительном факте он находит общеинтересное, всеобщее, поднимается до философского осмысления житейски близких тем и проблем.

 

   Даже песни о спорте или об альпинистах — это песни о жизни, о выборе своего пути:

 

Да, можно свернуть,

Обрыв обогнуть,

Но мы выбираем трудный путь,

Опасный, как военная тропа.

 

   И в исторических стихах по векам путешествует наш современник, надевая то шкуру, то римскую тогу, то рыцарские латы. А главная мысль автора заключается в том, что добро остается добром, а зло — злом в прошлом, будущем и настоящем.

 

И во веки веков, и во все времена

Трус, предатель всегда презираем,

Враг есть враг, и война все равно

есть война,

И темница тесна, и свобода одна,

И всегда на нее уповаем.

Время эти понятья не стерло,

Нужно только поднять верхний

пласт, —

И дымящейся кровью из горла

Чувства вечные хлынут на нас...

 

 

   Нравственность, которую исповедует сам Высоцкий, одновременно проста и трудна: человек всегда, в любых обстоятельствах должен быть честным, справедливым, готовым прийти на помощь, вступиться за слабых, обиженных. Ничего особенного, не правда ли? Но мы-то знаем, как дьявольски трудно не на словах, а на деле соблюсти эти простые нормы нравственности и справедливости, какого постоянства усилий, каждодневной самоотверженности это требует. Поэтому, чего бы ни касался Высоцкий в своих стихах — войны, любви, профессии, отношений людей, — все сложно, накалено, конфликтно, все требует от человека поступка и страсти, чтобы подтвердить свою жизненность, право на существование.

 

ВЛАДИМИР ВЫСОЦКИЙ: газетные и журнальные публикации о жизни и творчестве (стихи, статьи, заметки, интервью, литературная критика, воспоминания, дневники, фотографии, рисунки, экслибрисы и др.), Vladimir Vysocki. Журнал «Спутник», ноябрь, 1987 г. «ОН ПЕЛ О ВРЕМЕНИ И О СЕБЕ». Универсальная городская газета «ОДИН ФАКТ. Одинцовский фактор». Сканирование и публикация — В. Белко, распознавание текста — Ю. Сова.  ВЛАДИМИР ВЫСОЦКИЙ: газетные и журнальные публикации о жизни и творчестве (стихи, статьи, заметки, интервью, литературная критика, воспоминания, дневники, фотографии, рисунки, экслибрисы и др.), Vladimir Vysocki. Журнал «Спутник», ноябрь, 1987 г. «ОН ПЕЛ О ВРЕМЕНИ И О СЕБЕ». Универсальная городская газета «ОДИН ФАКТ. Одинцовский фактор». Сканирование и публикация — В. Белко, распознавание текста — Ю. Сова.

 

   «Мне интереснее брать людей, которые находятся в самой крайней ситуации, — говорил Высоцкий, — в момент риска, когда в следующую секунду можно заглянуть в лицо смерти; людей, у которых что-то сломалось, надорвалось. Короче говоря, людей на самом краю пропасти, на краю обрыва — ни шага влево или вправо — или по какому-то узкому канату идущих».

 

   Наверное, поэтому один из лучших его циклов — это песни о войне, до предела обострившей все отношения и чувства, обнажившей суть явлений. Высоцкий не участвовал в войне и помнит ее лишь по детским впечатлениям, но песни его от лица воевавших. От лица настоящих людей, людей из плоти и крови. Сильных, усталых, мужественных, добрых. Такие не подведут.

 

Нам и места в землянке хватало

вполне,

нам и время текло для обоих...

Все теперь одному, только

кажется мне,

это я не вернулся из боя.

 

   Это и о неразрывной связи между судьбами живых и погибших, и об ответственности, о долге одних перед другими, и о дружбе...

 

   В своих стихах Высоцкий неизменно обращается к нашим душам. Он всерьез озабочен желанием сдвинуть с мертвой точки человека, погруженного в состояние самоуспокоенности или того хуже — самодовольства, поддавшегося «соблазнам» обывательского существования. Чаще он мягко, с пониманием иронизирует, вышучивает эти человеческие слабости. Но если невежество, хамство, мещанство воинственны, непроходимы — открыто и зло издевается. С такого рода людьми у Высоцкого особые счеты.

 

   Существует слой людей, для которых требование «хлеба и зрелищ» является пределом общественного бытия. Они не хотят и уже давно отвыкли волноваться, переживать даже в зрительном зале. Им подай что-нибудь эдакое, «отвлекающее», «расслабляющее». Вот они и хотели бы прибрать к своим рукам Высоцкого, сделать его стихи ресторанными шлягерами. Они «крутят» его под полупьяный разговор, шум вилок, ножей и девичий визг, даже не делая попыток вслушаться и понять, о чем тот поет, почему надрывается, стонет, кричит, взывая к нам: «Что делаем?», «Как живем?». Это они пытаются по сей день превратить его в явление модное, всего лишь популярное. Как вредило Высоцкому до последнего времени это мнение!

 

   Ведь находились серьезные люди, которые, не разобравшись в сути, легко отдавали Высоцкого на откуп мещанам. Как можно было не увидеть за смешными, нелепыми, глупыми, попросту отвратительными персонажами этих его песен иронию и сарказм, активную позицию автора: все, что мешает, все, что оскорбляет и порочит наше общество, — безжалостно высмеять, раздеть, обнажить гнилую сущность, подлеца назвать подлецом, лицемера — лицемером, лизоблюда — лизоблюдом... «Поэты ходят пятками по лезвию ножа и режут в кровь свои босые души», — писал Владимир Высоцкий.

 

   Он был еще и талантливым актером, много играл в театре и в кино. Одна из лучших ролей — Гамлет. Ее он не «сыграл» — «прожил». Так же, как «проживал» свои песни, похожие на пьесы, в которых сам был и автором, и режиссером, и исполнителем.

 

   Исполняя их, Высоцкий был таким грохочущим, таким штормовым и бушующим, что сидящим в зале людям казалось: еще секунда — и рухнет потолок, и взорвутся динамики, не выдержав напряжения, а сам Высоцкий упадет, умрет прямо на сцене, порвутся набухшие на его шее жилы. Всегда, везде — на концерте ли, дома ли перед друзьями, переполненному залу или одному-единственному слушателю — он пел и играл, выкладываясь полностью, до конца. Казалось, на таком нервном накале невозможно петь, нельзя дышать. А он пел, он дышал, он жил, потому что не умел по-другому.

 

   Он всегда жил очень быстро. Быстро работал, быстро передвигался, на сумасшедшей скорости водил машину, не выносил поезда — летал самолетом. Кстати, он много ездил по свету. «Мы побывали и в Мексике, и на Таити, и в Голливуде, — вспоминает его жена французская актриса Марина Влади. — Но после 2-3 недель Володю тянуло домой. Ему хотелось слышать родной язык — ему он нужен был как воздух».

 

   В последние годы его жизненный темп достиг предела. 4-5 часов сон, остальное — работа. Один день вмещал репетицию в театре, съемку в кино, концерт, спектакль... И еще постоянное общение с людьми. По вечерам у него дома всегда собирался народ. Тут можно было встретить кого угодно: писателя, музыканта, таксиста, режиссера, врача, художника, бывшего вора «в законе», академика, маркера, знаменитого иностранного артиста и слесаря. К нему, такому контактному, улыбчивому, внимательному, тянулись люди, и он не мог без них.

 

   И только глубокой ночью, почти на рассвете, когда все расходились и дом затихал, он садился к столу и сочинял стихи.

 

   Такой нагрузки не мог выдержать ни один нормальный человек. Иногда в его сознании возникало ощущение близости конца; оно вылилось в хватающие за сердце строки: «Чуть помедленнее, кони, чуть помедленнее». Так много еще хотел сделать Высоцкий: попробовать себя в прозе, сочинить сценарий, пьесу, заняться режиссурой. Виды творчества многообразны, а он был разносторонне одаренным человеком.

 

ВЛАДИМИР ВЫСОЦКИЙ: газетные и журнальные публикации о жизни и творчестве (стихи, статьи, заметки, интервью, литературная критика, воспоминания, дневники, фотографии, рисунки, экслибрисы и др.), Vladimir Vysocki. Журнал «Спутник», ноябрь, 1987 г. «ОН ПЕЛ О ВРЕМЕНИ И О СЕБЕ». Универсальная городская газета «ОДИН ФАКТ. Одинцовский фактор». Сканирование и публикация — В. Белко, распознавание текста — Ю. Сова.   ВЛАДИМИР ВЫСОЦКИЙ: газетные и журнальные публикации о жизни и творчестве (стихи, статьи, заметки, интервью, литературная критика, воспоминания, дневники, фотографии, рисунки, экслибрисы и др.), Vladimir Vysocki. Журнал «Спутник», ноябрь, 1987 г. «ОН ПЕЛ О ВРЕМЕНИ И О СЕБЕ». Универсальная городская газета «ОДИН ФАКТ. Одинцовский фактор». Сканирование и публикация — В. Белко, распознавание текста — Ю. Сова.

 

   Высоцкий умер 25 июля 1980 года в возрасте 42 лет. А за год до этого, 25-го же июля, у него перестало биться сердце (с детства недостаточность митрального клапана) и остановилось дыхание. Медики называют это клинической смертью. Было это в Средней Азии. Рядом, к счастью, оказался врач. Он стал дышать за него, делать массаж сердца. Укол в сердечную мышцу — и сердце задвигалось.

 

   Как Владимир поступил? Лег на полгода в больницу, затих, перестал «выкладываться» на концертах и выжимать свитер в антрактах? На следующий день он улетел в Москву, а еще через день поехал в аэропорт встречать самолет, на котором летел спасший его врач. Тот был потрясен, когда увидел Высоцкого.

 

   Мать Владимира (она до пенсии работала переводчиком с немецкого языка, отец — кадровый военный) вспоминает: «Однажды он сказал мне: «Знаешь, мама, я прикинул, у меня никак не меньше тысячи друзей, с которыми у меня братские, открытые отношения». На общение с друзьями, на помощь им он тратил, как я думаю, восемьдесят процентов своего свободного времени. У него был какой-то особый дар, он умудрялся помогать, даже если помочь было очень трудно. Он любил говорить: «Людя′м» должно быть хорошо». Именно «людя′м», чтобы не так высокопарно звучало...»

 

   Доброту, честность, искренность и открытость ценил в людях превыше всего. Выше ума и таланта. С брезгливостью относился к людям фальшивым, чувствовал их за версту.

 

   «Есть люди, после общения с которыми сразу хочется вымыться», — говорил он. И петь для чуждых ему по духу не мог:

 

...Не надо подходить к чужим

столам

и отзываться, если окликают.

 

   Зато мог бросить все и лететь в маленький сибирский поселок, затерянный в тайге, чтобы без отдыха всю ночь на сколоченном из неструганых досок помосте петь для старателей...

 

   Он получал удивительные письма. Многие писали в такие моменты, которые кажутся просто невероятными. У человека только что в больнице после тяжелой болезни умер трехлетний сын. Он приходит домой, «включает» Высоцкого и пишет ему письмо. Очень много таких писем, написанных после больших личных утрат. К нему обращались как к близкому, родному человеку. К человеку, который хорошо понимал жизнь, знал, в чем истинные человеческие ценности. К человеку, от которого шел импульс Жизни.

 

   Бесспорно, Высоцкий ушел рано. Больше всего он боялся, что уйдет и не допоет свою песню. Допел — в том-то и суть. Сказал все, что должен сказать человек, чтобы оправдать свое появление на «белый свет». Он с полным правом мог сказать — успел написать жене в Париж на почтовой открытке:

 

...Мне есть что спеть,

представ перед Всевышним,

Мне есть чем оправдаться перед

Ним.

 

 

По материалам советской прессы

Изложено Татьяной Абдюхановой

 

ВЛАДИМИР ВЫСОЦКИЙ: газетные и журнальные публикации о жизни и творчестве (стихи, статьи, заметки, интервью, литературная критика, воспоминания, дневники, фотографии, рисунки, экслибрисы и др.), Vladimir Vysocki. Журнал «Спутник», ноябрь, 1987 г. «ОН ПЕЛ О ВРЕМЕНИ И О СЕБЕ». Универсальная городская газета «ОДИН ФАКТ. Одинцовский фактор». Сканирование и публикация — В. Белко, распознавание текста — Ю. Сова.   ВЛАДИМИР ВЫСОЦКИЙ: газетные и журнальные публикации о жизни и творчестве (стихи, статьи, заметки, интервью, литературная критика, воспоминания, дневники, фотографии, рисунки, экслибрисы и др.), Vladimir Vysocki. Журнал «Спутник», ноябрь, 1987 г. «ОН ПЕЛ О ВРЕМЕНИ И О СЕБЕ». Универсальная городская газета «ОДИН ФАКТ. Одинцовский фактор». Сканирование и публикация — В. Белко, распознавание текста — Ю. Сова.

 

СТИХИ ВЛАДИМИРА ВЫСОЦКОГО

 

Рисунки Сергея ЧАЙКУНА

 

 

ВЛАДИМИР ВЫСОЦКИЙ: газетные и журнальные публикации о жизни и творчестве (стихи, статьи, заметки, интервью, литературная критика, воспоминания, дневники, фотографии, рисунки, экслибрисы и др.), Vladimir Vysocki. Журнал «Спутник», ноябрь, 1987 г. «ОН ПЕЛ О ВРЕМЕНИ И О СЕБЕ». Универсальная городская газета «ОДИН ФАКТ. Одинцовский фактор». Сканирование и публикация — В. Белко, распознавание текста — Ю. Сова.БРАТСКИЕ МОГИЛЫ

 

На братских могилах не ставят крестов,

и вдовы на них не рыдают.

К ним кто-то приносит букеты цветов

и Вечный огонь зажигает.

 

Здесь раньше вставала земля на дыбы,

а нынче — гранитные плиты.

Здесь нет ни одной персональной судьбы —

все судьбы в единую слиты.

 

А в Вечном огне видишь вспыхнувший танк,

горящие русские хаты,

горящий Смоленск и горящий рейхстаг,

горящее сердце солдата.

 

У братских могил нет заплаканных вдов,

сюда ходят люди покрепче.

На братских могилах не ставят крестов,

но разве от этого легче?..

 

 

 

Я НЕ ЛЮБЛЮ

 

Я не люблю фатального исхода,

от жизни никогда не устаю.

Я не люблю любое время года,

когда веселых песен не пою.

 

Я не люблю холодного цинизма,

в восторженность не верю, и еще:

когда чужой мои читает письма,

заглядывая мне через плечо.

 

Я не люблю, когда наполовину

или когда прервали разговор.

Я не люблю, когда стреляют в спину,

я также против выстрелов е упор.

 

Я ненавижу сплетни в виде версий,

червей сомненья, почестей иглу,

или когда все время против шерсти,

или когда железом по стеклу.

 

Я не люблю уверенности сытой,

уж лучше пусть откажут тормоза.

Досадно мне, коль слово «честь» забыто

и коль в чести наветы за глаза.

 

Когда я вижу сломанные крылья,

нет жалости во мне, и неспроста:

я не люблю насилья и бессилья,

вот только жаль распятого Христа.

 

Я не люблю себя, когда я трушу,

и не терплю, когда невинных бьют.

Я не люблю, когда мне лезут в душу,

тем более, когда в нее плюют.

 

Я не люблю манежи и арены,

на них мильон меняют по рублю, —

пусть впереди большие перемены,

я это никогда не полюблю.

 

   

 

ОХОТА НА ВОЛКОВ

 

Рвусь из сил и из всех сухожилий,

Но сегодня — опять, как вчера, —

Обложили меня. Обложили!

Гонят весело на номера!

Из-за елей хлопочут двустволки —

Там охотники прячутся в тень.

На снегу кувыркаются волки,

Превратившись в живую мишень.

 

Идет охота на волков. Идет охота!

На серых хищников — матерых и щенков.

Кричат загонщики, и лают псы до рвоты.

Кровь на снегу и пятна красные флажков.

 

Не на равных играют с волками

Егеря, но не дрогнет рука!

Оградив нам свободу флажками,

Бьют уверенно, наверняка.

Волк не может нарушить традиций.

Видно, с детства, слепые щенки,

Мы, волчата, сосали волчицу

И всосали — «Нельзя за флажки!»

 

Идет охота на волков. Идет охота!

На серых хищников — матерых и щенков.

Кричат загонщики, и лают псы до рвоты.

Кровь на снегу и пятна красные флажков.

 

Наши ноги и челюсти быстры.

Почему же, вожак, дай ответ —

Мы затравленно мчимся на выстрел

И не пробуем через запрет?!

Волк не может, не должен иначе.

Вот кончается время мое.

Тот, которому я предназначен,

Улыбнулся — и поднял ружье...

 

Идет охота на волков. Идет охота!

На серых хищников — матерых и щенков.

Кричат загонщики, и лают псы до рвоты.

Кровь на снегу и пятна красные флажков.

 

Я из повиновения вышел

За флажки — жажда жизни сильней!

Только сзади я радостно слышал

Удивленные крики людей.

Рвусь из сил и из всех сухожилий

Но сегодня — не так, как вчера!

Обложили меня! Обложили!

Но остались ни с чем егеря!

 

Идет охота на волков. Идет охота!

На серых хищников — матерых и щенков.

Кричат загонщики, и лают псы до рвоты.

Кровь на снегу и пятна красные флажков.

 

 

ВЛАДИМИР ВЫСОЦКИЙ: газетные и журнальные публикации о жизни и творчестве (стихи, статьи, заметки, интервью, литературная критика, воспоминания, дневники, фотографии, рисунки, экслибрисы и др.), Vladimir Vysocki. Журнал «Спутник», ноябрь, 1987 г. «ОН ПЕЛ О ВРЕМЕНИ И О СЕБЕ». Универсальная городская газета «ОДИН ФАКТ. Одинцовский фактор». Сканирование и публикация — В. Белко, распознавание текста — Ю. Сова.МАСКИ

 

Смеюсь навзрыд, как у кривых зеркал,

меня, должно быть, ловко разыграли:

крючки носов и до ушей оскал —

как на венецианском карнавале.

 

Что делать мне? Бежать, да поскорей?

А может, вместе с ними веселиться?

Надеюсь я — под маскою зверей

у многих человеческие лица.

 

Все в масках, париках — все, как один.

Кто сказочен, а кто — литературен.

Сосед мой справа — грустный Арлекин,

Другой палач, а каждый третий — дурень.

 

Я в хоровод вступаю хохоча,

но все-таки мне неспокойно с ними, —

а вдруг кому-то маска палача

понравится и он ее не снимет?

 

Вдруг Арлекин навеки загрустит,

любуясь сам своим лицом печальным?

Что, если дурень свой дурацкий вид

так и забудет на лице нормальном?

 

Вокруг меня смыкается кольцо,

меня хватают, вовлекают в пляску.

Так-так, мое обычное лицо

все остальные приняли за маску.

 

Петарды, конфетти! Но все не так...

И маски на меня глядят с укором.

Они кричат, что я опять не в такт,

что наступаю на ноги партнерам.

 

Смеются злые маски надо мной,

веселые — те начинают злиться,

за маской пряча, словно за стеной,

свои людские подлинные лица.

 

За музами гоняюсь по пятам,

но не одну не попрошу открыться:

что, если маски сброшены, а там

все те же полумаски-полулица?

 

Я в тайну масок все-таки проник.

Уверен я, что мой анализ точен:

и маска равнодушья у иных —

защита от плевков и от пощечин.

 

Как доброго лица не прозевать,

как честных угадать наверняка мне?

Они решили маски надевать,

чтоб не разбить свое лицо о камни.

 

ВЛАДИМИР ВЫСОЦКИЙ: газетные и журнальные публикации о жизни и творчестве (стихи, статьи, заметки, интервью, литературная критика, воспоминания, дневники, фотографии, рисунки, экслибрисы и др.), Vladimir Vysocki. Журнал «Спутник», ноябрь, 1987 г. «ОН ПЕЛ О ВРЕМЕНИ И О СЕБЕ». Универсальная городская газета «ОДИН ФАКТ. Одинцовский фактор». Сканирование и публикация — В. Белко, распознавание текста — Ю. Сова.  ВЛАДИМИР ВЫСОЦКИЙ: газетные и журнальные публикации о жизни и творчестве (стихи, статьи, заметки, интервью, литературная критика, воспоминания, дневники, фотографии, рисунки, экслибрисы и др.), Vladimir Vysocki. Журнал «Спутник», ноябрь, 1987 г. «ОН ПЕЛ О ВРЕМЕНИ И О СЕБЕ». Универсальная городская газета «ОДИН ФАКТ. Одинцовский фактор». Сканирование и публикация — В. Белко, распознавание текста — Ю. Сова. 

 

МОЙ СОСЕД

 

(песня профессионального склочника)

 

Мой сосед объездил весь Союз.

Что-то ищет, а чего — не видно.

Я в дела чужие не суюсь,

но мне очень больно и обидно.

 

У него на окнах плюш и шелк,

Клава его шастает в халате.

Я б в Москве с киркой уран нашел

при его повышенной зарплате.

 

И сдается мне, что люди врут.

Он нарочно ничего не ищет,

а для чего — ведь денежки идут,

ох, какие крупные деньжищи.

 

А вчера на кухне ихний сын

головой упал у нашей двери

и разбил нарочно мой графин,

я — папаше счет в тройном размере.

 

Ему, значит, рупь, а не пятак?

Пусть теперь мне платит неустойку.

Я ведь не из зависти, я так,

ради справедливости, и только.

 

Ничего, я им создам уют,

живо он квартиру поменяет.

У них денег — куры не клюют,

а у нас на водку не хватает.

 

 

 

КОРАБЛИ

 

Корабли постоят

и ложатся на курс,

но они возвращаются

сквозь непогоду...

Не пройдет и полгода —

и я появлюсь,

чтобы снова уйти

на полгода.

 

Возвращаются все,

кроме лучших друзей,

кроме самых любимых

и преданных женщин.

Возвращаются все,

кроме тех, кто нужней.

Я не верю судьбе,

а себе

еще меньше.

 

Но как хочется думать,

что это не так,

что сжигать корабли

скоро выйдет из моды.

Я, конечно, вернусь

и в друзьях, и в мечтах.

Я, конечно, спою —

не пройдет

и полгода.

 

 

 

ЛИРИЧЕСКАЯ

 

Здесь лапы у елей дрожат на весу,

здесь птицы щебечут тревожно.

Живешь в заколдованном диком лесу,

ВЛАДИМИР ВЫСОЦКИЙ: газетные и журнальные публикации о жизни и творчестве (стихи, статьи, заметки, интервью, литературная критика, воспоминания, дневники, фотографии, рисунки, экслибрисы и др.), Vladimir Vysocki. Журнал «Спутник», ноябрь, 1987 г. «ОН ПЕЛ О ВРЕМЕНИ И О СЕБЕ». Универсальная городская газета «ОДИН ФАКТ. Одинцовский фактор». Сканирование и публикация — В. Белко, распознавание текста — Ю. Сова.откуда уйти невозможно.

 

Пусть черемуха сохнет бельем на ветру,

пусть дождем опадают сирени.

Все равно я отсюда тебя заберу

во дворец, где играют свирели.

 

Твой мир колдунами на тысячи лет

укрыт от меня и от света.

И думаешь ты, что прекраснее нет,

чем лес заколдованный этот.

 

Пусть на листьях не будет росы поутру,

пусть луна с небом пасмурным в ссоре.

Все равно я отсюда тебя заберу

в светлый терем с балконом на море.

 

В какой день недели, в котором часу

ты выйдешь ко мне осторожно?

Когда я тебя на рунах унесу

туда, где найти невозможно?

 

Украду, если кража тебе по душе.

Зря ли я столько сил разбазарил?

Соглашайся хотя бы на рай в шалаше,

если терем с дворцом кто-то занял.

Реклама
Главная   ::   Галерея   ::   История   ::   Культура   ::   МУЗЕЙ   ::   Общество   ::   Отдых   ::   Политика   ::   Природа   ::   Происшествия   ::   Спорт   ::   Экономика   ::   ВЫСОЦКИЙ   ::   «ИСКРЫ»   ::   БИБЛИОТЕЧКА «1Ф»   ::   КОНТАКТЫ   ::