Главная Галерея История Культура МУЗЕЙ Общество Отдых Политика Природа Происшествия Спорт Экономика ВЫСОЦКИЙ «ИСКРЫ» БИБЛИОТЕЧКА «1Ф» КОНТАКТЫ
Реклама
[25.07.1980]   ВЛАДИМИРУ ВЫСОЦКОМУ: человеку, поэту, актеру, певцу и гражданину.

При публикации брошюры возникла проблема ее датировки: на титульной странице стоит дата «25 июля 1980 года», но в тексте, кроме траурных выступлений на гражданской панихиде, приводятся цитаты из книги «Нерв», опубликованной гораздо позже. Также в тексте публикуемой брошюры обнаружено некоторое количество опечаток, распознать и исправить которые не всегда представляется возможным из-за плохого качества печати или неоднозначности поэтических образов — их мы, по возможности, выделили красным цветом. — Ред. «1Ф».

 

 

Брошюра "ВЛАДИМИРУ ВЫСОЦКОМУ: человеку, поэту, актеру, певцу и гражданину". 25 июля 1980 года«Мы не умрем мучительною жизнью,

Мы лучше вечной смертью отживем».

 

 

ВЛАДИМИРУ ВЫСОЦКОМУ

человеку, поэту, актеру, певцу и гражданину.

 

 

 

 

 

 

НАДПИСЬ НА МОГИЛЕ

Ты жил, играл и пел с усмешкою

Любовь российская и рана

Ты в черной рамке не уместишься

Тесны тебе людские рамки.

 

 

25 июля 1980 года

М О С К В А

 

 

 

Брошюра "ВЛАДИМИРУ ВЫСОЦКОМУ: человеку, поэту, актеру, певцу и гражданину". 25 июля 1980 года.Книга стихов Высоцкого, составленная поэтом Р. Рождественским из произведений, уже опубликованных, записанных в авторском исполнении, а также из текстов, переданных издательству вдовой Владимира Семеновича Высоцкого Мариной Влади, вышла под названием «Нерв».

 

Несколько стихотворений В. Высоцкого из книги «Нерв».

 

 

БРАТСКИЕ МОГИЛЫ

 

На братских могилах не ставят

крестов,

и вдовы на них не рыдают.

К ним кто-то приносит букеты

цветов

и Вечный огонь зажигает.

Здесь раньше вставала земля

на дыбы,

a нынче гранитные плиты.

Здесь нет ни одной

персональной судьбы —

все судьбы в единую слиты.

А в Вечном огне видишь

вспыхнувший танк,

горящие русские хаты,

горящий Смоленск и горящий

рейхстаг,

горящее сердце солдата.

У братских могил нет

заплаканных вдов —

сюда ходят люди покрепче.

На братских могилах не ставят

крестов,

но разве от этого легче?

 

Брошюра "ВЛАДИМИРУ ВЫСОЦКОМУ: человеку, поэту, актеру, певцу и гражданину". 25 июля 1980 года. 

 

ОН НЕ ВЕРНУЛСЯ ИЗ БОЯ

 

Почему все не так? Вроде все

как всегда:

то же небо опять голубое,

тот же лес, тот же воздух и

та же вода,

только он не вернулся из боя.

Мне теперь не понять, кто же

прав был из нас

в наших спорах без сна и

покоя.

Мне не стало хватать его

только сейчас

когда он не вернулся из боя.

Он молчал невпопад и не

в такт подпевал,

он всегда говорил про другое,

он мне спать не давал, он

с восходом вставал,

а вчера не вернулся из боя.

То, что пусто теперь, не про то

разговор:

вдруг заметил я — нас было двое...

Для меня словно ветром

задуло костер,

когда он не вернулся из боя.

Нынче вырвалась, будто из

плена, весна,

по ошибке окликнул его я:

«Друг, оставь покурить», —

а в ответ — тишина...

Он вчера не вернулся из боя.

Наши мертвые нас не оставят в беде.

Наши павшие — как часовые...

Отражается небо в лесу, как в воде,

и деревья стоят голубые.

Нам и места в землянке

хватало вполне,

нам и время текло для обоих...

Все теперь одному, только

кажется мне,

это я не вернулся из боя.

 

 

ЛИРИЧЕСКАЯ

 

Здесь лапы у елей дрожат на

весу,

здесь птицы щебечут тревожно.

Живешь в заколдованном

диком лесу,

откуда уйти невозможно.

Пусть черемуха сохнет бельем

на ветру,

пусть дождем опадают сирени.

Все равно я отсюда тебя

заберу

во дворец, где играют

свирели.

Твой мир колдунами на тысячи

лет

укрыт от меня и от света.

И думаешь ты, что прекраснее

нет,

чем лес заколдованный этот.

Пусть на листьях не будет

росы поутру,

пусть луна с небом пасмурным

в ссоре.

Все равно я отсюда тебя заберу

в светлый терем с балконом на море,

В какой день недели, в

котором часу

ты выйдешь ко мне осторожно?

Когда я тебя на руках унесу

туда, где найти невозможно?

Украду, если кража тебе по душе.

Зря ли я столько сил разбазарил?

Соглашайся хотя бы на рай в

шалаше,

если терем с дворцом кто-то занял.

 

         * * *

Брошюра "ВЛАДИМИРУ ВЫСОЦКОМУ: человеку, поэту, актеру, певцу и гражданину". 25 июля 1980 года. 

Один музыкант объяснил

мне просторно,

что будто гитара свой

век отжила.

Заменят гитару — электроорганы,

электророяль и электропила.

Но гитара опять

не хочет молчать,

поет ночами лунными,

как в юность мою,

своими семью

серебряными струнами.

Я слышал, вчера кто-то

пел на бульваре.

И голос уверен,

и голос красив.

Но мне показалось,

устала гитара

звенеть по[д] его

залихватский мотив.

И все же опять

не хочет молчать,

поет ночами лунными,

как в юность мою,

своими семью

серебряными струнами.
Электророяль мне,

конечно, не пара,

другие появятся с песней другой.

Но кажется мне, не уйдем

мы с гитарой

на заслуженный,

но нежеланный покой.

Гитара опять

не хочет молчать

поет ночами лунными,

как в юность мою,

своими семью

серебряными струнами.

 

СВАДЕБНАЯ

 

Ты, звонарь-пономарь, не

кемарь!

Звонкий колокол

раскочегаривай.

Ты очнись, встрепенись,

гармонист,

переливами щедро одаривай.

Мы беду на век спровадили,

в грудь ей вбили кол

осиновый.

Перебор сегодня свадебный,

звон над городом малиновый.

Эй, гармошечка, дразни,

дразр[н]и,

не спеши, подманивай.

Главный колокол, звони, звони,

маленький, подзванивай.

 

         * * *

Брошюра "ВЛАДИМИРУ ВЫСОЦКОМУ: человеку, поэту, актеру, певцу и гражданину". 25 июля 1980 года. 

Я все вопросы освещу сполна,

дам любопытству

удовлетворенье.

Да! У меня француженка жена,

но русского она

происхождения.

Нет! У меня сейчас любовниц

нет.

А будут ли? Пока что не

намерен.

Не пью примерно около двух лет.

Запью ли вновь? Не знаю, не

уверен.

Да нет! Живу не возле

«Сокола»,

в Париж пока что не проник...

Да что вы все вокруг да

около?

Да спрашивайте напрямик!

Я все вопросы освещу сполна,

как на духу попу

в исповедальне.

В блокноты ваши капает слюна —

вопросы будут, видимо, о спальне?

Да, так и есть! Вот густо

покраснел

интервьюер: — Вы изменяли

женам? —

Как будто за портьеру

посмотрел

иль под кровать залег с

магнитофоном.

Да нет! Живу не возле

«Сокола»

В Париж пока что не проник...

Да что вы все вокруг да

около?

Да спрашивайте напрямик!

Теперь я к основному перейду.

Один, стоящий скромно в

уголочке,

спросил: — А что имели вы в

виду

в такой-то песне и такой-то

строчке? —

Ответ: — Во мне Эзоп не

воскресал.

В кармане фиги нет, не

суетитесь!

А что имел в виду — то

написал:

вот, вывернул карманы —

убедитесь!

Да нет! Живу не возле

«Сокола»,

в Париж пока что не проник...

Да что вы все вокруг да

около?

Да спрашивайте напрямик!

 

 

    Ю. П. ЛЮБИМОВ

 

   Разрешите начать гражданскую панихиду.

 

   Есть древнее слово — бард. У древних племен галлов и кельтов так

называли певцов и поэтов. Они хранили ритуалы своих народов. Они пользовались доверием своего народа. Их творчество отличалось оригинальностью, самобытностью. Они хранили традиции своего народа, и народ им верил, доверял и чтил их.

 

   К этому чудесному племени принадлежал умерший, который лежит перед нами и который играл на этих подмостках долгое время своей зрелой творческой жизни. Над ним вы видите занавес из «Гамлета». Вы слышали его голос, когда он кончал пьесу прекрасными словами поэта, такого же как и он, и другого замечательного поэта, который перевёл этого гения — Б. Пастернака.

 

    Владимир был неукротимый человек, он рвал своё сердце, и оно не выдержало и остановилось. Народ отплатил ему своей большой любовью. Третий день люди идут проститься с ним, постоять у портрета, положить цветы, раскрыть зонты и охранять цветы от солнца, чтобы они не завяли. Мы мало охраняли его, при жизни, но, видимо, такова горькая традиция русских поэтов. Но все что вы видите здесь говорит само за себя.

 

    О его мощи я вам приведу один пример. В выходной день мы приехали на Камаз всем театром. Вышли и пошли по улице — в дом, где нам надо было жить. Все строители открыли окна. Улица длилась километр — поставили магнитофоны и звучали весь километр его песни на полную мощь. И он шёл по городу, как Спартак.

 

    Вот какова сила этого таланта и вот почему он вызывал раздражение мелких людей. Мы сделали всё, чтобы сохранить его память в театре. У него остались дети — наша святая обязанность — заботиться о них, святая обязанность детей помнить, кто их отец.

 

 

    ВАЛЕРИЙ ЗОЛОТУХИН

 

    Дорогой наш товарищ, дорогой товарищ Володя! Мне выпала горькая участь сказать слова прощания своих товарищей, от лица театра, артистов, постановочной части, от лица всего коллектива.

 

    С твоего появления на этой сцене, с первых шагов твоих сочинений, мы, товарищи твои по театру, с любовью, восторгом, любопытством, болью и надеждой наблюдали за твоей азартной траекторией. Ты был душой нашей, ты есть счастливая частица наших биографий всех людей, которые хоть немалое время сталкивались с тобой в работе. Ты стал биографией времени.

 

    Мы бесконечно скорбим о твоей утрате. Мы донесем детям своим, внукам нашим благодарение за то, что нам выпала счастливая доля работать с тобой, слышать тебя, видеть тебя, любить тебя живого. Для твоих многочисленных партнеров ты был братом, братом любимым, потому что в глазах твоих было всегда желание удачи и добра другому. Жизнь, которую придется прожить театру на Таганке без тебя, мы твои товарищи, постараемся прожить на подмостках с такой ответственностью к России, к слову, к делу с такой ответственностью которая была свойственна лучшим, праведнейшим окнам нашего Отечества, одним из которых являешься, безусловно, ты мой друг.

 

    Ведь ты, как будто, предчувствовал свою кончину, когда ты написал свои предсмертные стихи, в которых звучали такие слова:

 

«Мне есть, что спеть, представ перед Всевышним

Мне есть, чем оправдаться перед ним».

 

Дорогая Елена Максимовна, дорогой Семен Владимирович, Марина, уважаемые Родственники, Близкие Володи! Театр бесконечно скорбит, и не только театр — здесь такое удивительное количество народа бесконечно скорбит о кончине вашего гениального сына, нашего замечательного товарища.

 

    ВЕЧНАЯ ПАМЯТЬ!

 

Брошюра "ВЛАДИМИРУ ВЫСОЦКОМУ: человеку, поэту, актеру, певцу и гражданину". 25 июля 1980 года. 

 

    МИХАИЛ УЛЬЯНОВ

 

    В нашей актерской артели большая беда. Ушел один из своеобразнейших, неповторимых, ни на кого не похожих мастеров. Артель делает общее дело вместе и каждый мастер что-то может делать так, как никто другой. Владимир Высоцкий был личностью, артистом с такой неповторимой, с такой ни на что не похожей индивидуальностью, что его смерть — сияющая рана.

 

    Говорят незаменимых людей нет. Нет, есть! Придут другие, но голос, такое сердце такая ярость, такая боль уже из нашего сердца уйдет.

 

    Он был замечательным актером, одним из интереснейших актеров современности. Но он был Певец. Для него песни были вторым языком. Вероятно, он был создан так, что не мог все выразить словами (как мы не можем всё выразить), но он обладал поразительным даром песни, через которую он любил, ненавидел, презирал, нежно относился, мечтал, болел, мучился...

 

    Эти песни были как крик, как стон сердца, как стон разрываемого сердца. Его песни любили и не любили, они шокировали, восхищали и удивляли. Но они были выражением каких-то народных струн которые сегодня проявились в полной мере.

 

    Он прожил короткую жизнь, он действительно не мог остановить своих лошадей, не хватало сил. Но ведь в этом и весь Владимир, или как его называли, Володя Высоцкий, в том что его лошади в пене, в ярости, в неостановимости был Высоцкий. И может быть, поэтому такая любовь, какая боль, такая потеря. Кто знает, кто может объяснить? Но рана большая и невыносимая.

 

    Володя в одной из песен ты обещал нам:   «Я не уйду от вас

И не надейтесь.

Я буду с вами...»

 

    Половину ты выполнил, половину — нет. Это не в силах бренного человеческого тела — победить воровку-смерть. Ты ушёл в такую страну, из которой возврата нет. Но ты сказал правду, ты остаешься с нами. Твои песни, твои роли будут жить.

 

    Ты был настолько непохожим, что твои песни никто, кроме тебя петь не мог. Только ты с твоей яростью, темпераментом, нежностью, любовью, дружбой, русским размахом, волей, только ты мог эти песни петь, так, как ты их пел...

 

Брошюра "ВЛАДИМИРУ ВЫСОЦКОМУ: человеку, поэту, актеру, певцу и гражданину". 25 июля 1980 года.

 

    ЮРИЙ ТРИФОНОВ

 

    Умер Владимир Высоцкий. Прекрасный артист, оригинальный поэт и замечательный, любимый народный певец. Как  щедро одарила его природа! И как не щедро, жесточайше скупо отпустила ему дней на Земле. В музыку наших 60-х и 70-х гг. он внес ноту высокой проникновенности, силы жизнелюбия. Он пропел много печальных песен о времени и о себе и он же награждал нас — тех, кто с любовью собирал его записи, кто пел вместе с ним его песни, кто слушал из распахнутых окон — награждал нас подлинной поэзией, страстью и мужеством, необходимым для жизни. Он был поэтом легендарного темперамента и он ушел из жизни не растратив его, не изменив своему делу.

 

 

 

    БЕЛЛА АХМАДУЛИНА

 

    Жизнь художника исчисляется не очевидной длиной, но объемом значения. Ее скоропалительная протяженность отнимает от друзей и современников житейское блаженство встреч, созерцание милого земного соседства, но представляет дорогому облику и образу таланта вообще черту исключительной драгоценности, беззащитной родимой непорочности.

 

    Безмерно начали усугубляться наше обожание артиста, осуществившего свою жизнь не как целую длительность, а как поступок благородного и расточительного сердца. Дар Высоцкого — это дар нам, мы приняли его с благодарностью и наслаждением, не обделив людей следующего времени, которым предстоит получить этот дорогой подарок, этот привет наших дней.

 

 

 

    НИКИТА МИХАЛКОВ

 

    Так говорят — от избытка сердца. Бывают мгновения, когда от избытка сердца лучше молчать. Так уж заведено, чтобы самые разные люди, провожая в последний путь человека, говорили о нем прекрасные слова, наверное, пытаясь этим восполнить то, что не удалось, не смогли или не захотели дать ему при жизни. Но слова остаются и поэтому в эти минуты чрезвычайно трудно говорить любому. Умер Народный Артист Советского Союза. В самом истинном значении этого слова, потому что его знали все, его многие любили, его многие не любили... Но и те кто его любил, знали, за что его любили. И те кто его не любил, знали, за что его не любили, потому что он был ясен, конкретен и чрезвычайно талантлив. Для нас это был просто Володя, для кого-то это был Владимир Высоцкий, для кого-то Владимир Семенович Высоцкий. Но для всех это был человек бесконечно близкий. Просто близкий. Герцен сказал, что человек, поступки которого и помыслы не в нем самом, а где-нибудь вне его, тот раб при храбростях своих. Володя был всегда человеком, поступки которого были внутри его, а не снаружи. И он всегда был человеком живым. Для нас он живым навсегда и останется.

 

 

    ГРИГОРИЙ ЧУХРАЙ

 

    Не стало Владимира Высоцкого — Артиста, Поэта. И десятки тысяч людей сейчас толпятся на улице. Десятки тысяч людей хотели прийти сюда, чтобы поклониться ему. Значит он был нужен им, такова их любовь и благодарность за то, что он сделал для них.

 

    Бывают артисты любимые. Он был своим, он был нужен миллионам людей нашей страны. Потому что в том, что он делал, было так много души, так много правды, так много хорошей злости. Он не был злобным, он был злым. Он был непримирим к тунеядцам, трусам, негодяям. И он любил народ, служил ему и поэтому так отозвалось сердце нашего народа на эту тяжелую утрату.

 

    Сегодня он лежит на этой сцене, на которой сыграны такие прекрасные роли. Они останутся в нас, они не уйдут вместе с ним. Его песни не затихнут, они принадлежат народу. И думая сегодня о Высоцком, о нашем коллективе, об артисте, поэте, я думаю, как же нужна наша работа людям, идущая от сердца. Да, он не щадил своего сердца, он жил вразнос. Его бешеный темперамент подгонял его жизнь, а он, когда было особенно тяжело, просил, кричал: «Помедленнее, чуть помедленнее». Но, видимо, помедленнее он не мог. Таков был норов, такова была личность. И вот сердце разорвалось и его нет с нами.

 

    Горько всем нам. Мои товарищи — кинематографисты просили низко поклониться тебе, Володя, за всё, что ты сделал — не только за фильмы, которые остались для нас дорогими прелестными бриллиантами с твоими ролями. Не только за это. За то, что ты был таким — низкий тебе поклон.

 

Брошюра "ВЛАДИМИРУ ВЫСОЦКОМУ: человеку, поэту, актеру, певцу и гражданину". 25 июля 1980 года. 

 

В. С. ВЫСОЦКИЙ

 

(22 июля 1980 года)

 

И снизу лед и сверху...

Маюсь между.

Пробить ли вверх

Иль пробуравить низ,

Конечно всплыть

И не терять надежду.

А там уж дело в ожиданьи виз.

 

Лед подо мною надломись и тресни!

Я весь в поту, как пахарь от сохи.

Вернусь к тебе я, как корабль из песни,

Все помню, даже старые стихи.

Мне меньше полувека...

Сорок с лишним.

Я жив 12 лет, тобой

И господом храним.

Мне есть, что спеть,

Представ перед Всевышним,

Мне есть, чем оправдаться перед ним.

 

Реквием по Владимиру Высоцкому — поэту и гитаристу

 

АНДРЕЙ ВОЗНЕСЕНСКИЙ

 

За упокой Высоцкого Владимира

Коленопреклоненная Москва

Разгладивши битловки, заводила

Его потусторонние слова.

Владимир умер в два часа

И бездыханно

Стояли полные глаза,

Как два стакана,

Спи, шансонье, Всея Руси,

Отпетый,

Ушел твой ангел в небеси

Обедать.

Володька, если горлом кровь.

Володька, когда от умных докторов

Воротит.

А баба — русый журавель

В отлете

Орет за тридевять земель:

«Володя!»

Бродил Закатною Москвой,

Как 6oгoмаз-мастеровой,

Чуть выпив,

Шел популярней, чем Пеле,

Носил гитару на плече

Как пару нимбов,

(один для матери, большой,

золотенький,

Под ним для мальчика меньшой...)

Володька!

За этот голос с хрипотцой

Дрожь сводит

Отравленная хлеб-соль

Мелодий.

Купил в валютном шарф цветной,

Да не походишь,

Отныне вечный выходной

Свободен.

О златоустом благаре

Рыдай, России!

Какое время на дворе.

 

Брошюра "ВЛАДИМИРУ ВЫСОЦКОМУ: человеку, поэту, актеру, певцу и гражданину". 25 июля 1980 года. 

 

РЕКВИЕМ «ПЕВЕЦ»

 

А. Вознесенский

 

Не называйте его бардом

Он был поэтом по природе,

Меньшого брата —

Всенародного Володю.

 

Остались улицы Высоцкого

Осталось племя в Леви Страус

От Черного и до Охотского

Страна не спетая осталась.

 

Все, что осталось от Высоцкого —

Его кино и телесерии —

Хранит от года високосного—

Людское сердце милосердное.

 

Вокруг тебя за свежим дерном

Растет толпа вечноживая.

Ты так хотел, что не актером —

Чтобы поэтом называли.

 

Правее входа Ваганьково

Могила вырыта вакантная

Покрыла Гамлета Таганского

Землей осенинской лопата.

 

Ты жил, играл и пел с усмешкой,

Любовь российская и рана,

Ты в черной рамке не уместишься,

Тесны тебе людские рамки.

 

С какой душевной перегрузкою

Ты пел Хлопушу и Шекспира,

Ты говорил о нашем русском

Так, что щемило и щемило.

 

Писцы останутся писцами

В бумагах тленных и...

Певцы останутся певцами

В народном вздохе миллионном.

 

Еще остался от Высоцкого

Судьбы неумолимый статус,

И это страшного вопроса:

«А что осталось?»

 

 

ГОЛОС МОЛЧАНИЯ

 

А. Вознесенский

 

Обложили его, обложили...

Не отдавайте гения немощи!

Россия растерзана от подлости,

Знает, кто он, и знает, что он.

 

Врубите Высоцкого!

Врубите Высоцкого настоящего,

Где хрипы, и Родина, и горести

Где Восемнадцать лет товарищем

Был человек отчаянной совести.

 

Земля свежая, его хранящая,

Запомнит эту любовь без измен.

Врубите Высоцкого настоящего —

Не многим дано подниматься с колен.

 

Твой последний сон не упрятали

На престижное Новодевичье,

Там Христос окружен пиратами,

Там победы нет, одни ничьи.

 

Там Макарыча замели меж сановников,

Не истопите баньку вместе вы,

Ты туда не ходи на новенького,

Спи среди своих на Ваганьковском.

 

Я к тебе приду просто-напросто,

Не потребует ВOXPa пропуска.

Оброню слезу — будь слеза пропуском,

На могильный холм брошу горсть песка.

 

Не могу понять я доныне,

Что за странная нынче пора?

Почему о твоей кончине

Мы узнали из-за «бугра»?

 

Не Америка плачет — Россия!

Русь рыдай об утрате своей!

В кровь изрезаны души босые

Самых лучших твоих сыновей.

 

Брошюра "ВЛАДИМИРУ ВЫСОЦКОМУ: человеку, поэту, актеру, певцу и гражданину". 25 июля 1980 года. 

 

Ю. П. ЛЮБИМОВ

 

Духота, жара

25-ro, в 4 утра

Умер Владимир.

Покинул мир.

 

Он  жил безоглядно,

То падал на дно,

То вновь поднимался,

Предсмертно метался,

Рвал струны и сердце

Усердно! Усердно!

Крещендо! Крещендо!

Все форте и форте.

Сломалась аорта.

И скорбно у рта

Тихо складка легла.

 

И люди пришли,

Положили цветы,

Раскрыли зонты.

От жары берегли цветы,

И долго стояли,

Как будто его они ждали.

 

... и 9 дней всё шли и шли.

Давно уже не было такого.

Он мертв. Не саван...

А хоронили в день Владимира Святого.

  

 

МАРИНА ВЛАДИ

 

Не уходи, но покидай мой город.

Он без тебя тобой не будет полон,

Без струн твоей гитары и без песен.

Он будет неуютен, будет пресен.

И страшно в театр войти —

На полутемной сцене

Мне больше не найти тебя и твоей тени,

Не слышать голос твой, надорванный стращаньем

Но той, что рядом нет и долог путь к свиданью.

Ума не приложу, как свыкнуться с той мыслью.

Незаменимых нет — твердят друзья неистово.'

Незаменимых нет — подлейшая из фраз.

Кто близок, тот не заменим для нас.

 

 

НИКИТА ВЫСОЦКИЙ

 

Ты сгорел, ты погиб, ты не умер,

Крест поставил за нас на себе,

Нервом песни своей, болью думы

Ты остался в российской судьбе.

Не над пропастью жил, не над краем,

Ни допить не успел, ни дожить.

В путь последний тебя провожаем,

Песни также как ты не сложить.

 

Есть Высоцкий и будет Высоцкий

И в звенящей струне и во мне,

Голос правды его раздается

Как призывный набат на Земле.

 

Брошюра "ВЛАДИМИРУ ВЫСОЦКОМУ: человеку, поэту, актеру, певцу и гражданину". 25 июля 1980 года. 

 

ПАМЯТИ ВЫСОЦКОГО

 

В. Солоухин

 

Хоть в стенку башкой.

Хоть кричи, не кричи,

Я слышал такое в июльской ночи,

Что в больничном вагоне,

Не допев лучший стих,

После долгих агоний

Высоцкий затих.

 

Смолкли хриплые трели,

Хоть кричи, не кричи,

Что же вы просмотрели.

Друзья и врачи,

Я бреду, как в тумане,

Вместо компаса — злость.

Отчего, россияне, так у нас повелось?

Только явится парень

Неуемной души —

И сгорит, как Гагарий,

И замрет, как Шукшин,

Как Есенин повиснет,

Как Рампилов нырнет

Словно кто, поразмыслив,

Стреляет их влет.

До свидания, тезка,

Я пропитан тобой,

Твоей рифмою хлесткой,

Твоей жесткой судьбой.

Что там я — миллионы,

А точнее — народ

Твои песни — знамена

По жизни несет.

Ты был совесть и смелость,

И личность, и злость.

Чтобы так тебе пелось

И, конечно, пилось

В звоне струн, в ритме клавиш

Ты навеки речист

До свиданья, товарищ

Народный артист.

 

  

ИГОРЬ РЕЗГОЛЬ

 

Не был ты любимцем фортуны

И болел тем, чем мы болели

На гитаре твоей не струны —

Обнаженные нервы звенели.

 

Выходя на сцену вразвальцу,

Из себя не корча Мессию,

Ты держал в своих чутких пальцах

Гриф гитары и пульс России.

 

На этаже растет сосед

Он Гамлета сыграть сумеет.

Людей незаменимых нет

Но кто Высоцкого заменит?

 

Волшебный шестиструнный свет

Звенит и шума не жалеет

Людей незаменимых нет

Но кто Высоцкого заменит?

 

Мужчина подходящих лет

Пред милой женщиной робеет....

Людей незаменимых нет

Но кто Высоцкого заменит?

 

И в буднях солнечных планет

Для вечной роли мало грима.

Людей незаменимых нет?!

Не повторить неповторимых!

 

Погиб Поэт невольник чести.

В который раз такой конец.

Как будто было неизвестно —

Талант в России не жилец.

 

Да, был талант такой Высокий.

Так оцепи, двадцатый век.

Каким он был твой сын Высоцкий,

Поэт, Артист и Человек.

 

 

Брошюра "ВЛАДИМИРУ ВЫСОЦКОМУ: человеку, поэту, актеру, певцу и гражданину". 25 июля 1980 года. 

 

БУЛАТ ОКУДЖАВА

 

Марине Владимировне Влади

 

О Володе Высоцком я песню придумать решил:

Вот еще одному не вернуться назад из похода.

Говорят, что грешил, что не к сроку свечу затушил

Как умел, так и жил. А безгрешных не знает природа.

 

Расстаемся совсем не надолго, на миг, и потом

Отправляться и нам по следам по его по горячим

Пусть, кружит над Москвою охрипшей его баритон,

Ну а вместе мы с ним посмеемся и вместе поплачем.

 

О Володе Высоцком я песню придумать хотел

Но дрожала рука и мотив со стихом не сходился...

Белый аист московский на белое небо взлетел,

Черный аист московский на черную землю спустился.

 

  

БЕЛЛА АХМАДУЛИНА

 

Твой случай таков, что муки этих мест и предместий

Белее Офелии бродят с безумством во взоре.

Нам виды видавшим, ответствую, как деве прелестной,

Так быть или как? Как решил ты в своем Эльсиноре?

Пусть каждый в своем Эльсиноре, решает как может...

Дарующий радость, ты щедрый даритель страданья.

Но дани всякой нам данной, тот славу умножит.

Кто подданных душу возвысит до слез, до рыданья,

Спасение в том, что успели собраться на площадь

Не сборищем сброда, бегущим глазеть на Нерона,

А стройным собором собратьев, отринувших пошлость,

Народ невредим, если боль о певце всенародном

.......не отвергшего гибельной чаши.

В обнимку уходим все дальше, все выше и чище.

Не скряги — не жаль, что сердца разбиваются наши.

Лишь так справедливо, ведь если не наши то чьи?

 

  

А. ГОРОДНИЦКИЙ

 

Погиб поэт. Так умирает Гамлет.

Опробованный ядом и клинком.

Погиб поэт. А мы вот живы — нам ли

Судить о нем как зотарь, обиняком?

 

Его словами мелкими не троньте,

Что ваши сплетни суетные все!

Судьба поэта умирать на фронте,

Мечтая о нейтральной полосе.

 

Где нынче, вы, единоверцы,

Любимые и вернее друзья?

Погиб поэт, не выдержало сердце —

Ему и было выдержать нельзя.

 

Толкуют громко плуты и невежды

Над лопнувшей гитарною струной.

Погиб поэт и нет уже надежды,

Что это просто слух очередной.

 

Теперь о популярности дурацкой

Ушел он за иные рубежи,

Тревожным сном он спит в могиле братской,

Где русская поэзия лежит.

 

Своей былиной не растратив силы,

Лежит поэт набравши в рот воды,

И голос потерявшая Россия

Не понимает собственной беды.

 

А на земле июльские капели,

И наших жизней тлеющая нить.

Но сколько песен все бы мы не пели,

Его вам одного не заменить.

 

 

Брошюра "ВЛАДИМИРУ ВЫСОЦКОМУ: человеку, поэту, актеру, певцу и гражданину". 25 июля 1980 года. 

 

У меня при цифре 37

В момент слетает хмель.

Вот и сейчас, как холодом подуло

Под эту цифру Пушкин подгадал себе дуэль

 

А Маяковский лег виском на дуло

Срок жизни увеличился и может быть

Концы поэтов отодвинулись на время.

 

 

ПАМЯТИ ВЫСОЦКОГО

 

В. Гафт

 

Всего пяток прибавил бог к той цифре 37,

Всего пять лет накинул жизни плотской

И в 42 закончили и Пресли и Дассен.

И в 42 закончил путь Высоцкий.

 

Не нужен нынче пистолет, чтоб замолчал поэт,

Он сердцем пел и сердце разорвалось,

Он знал: ему до смерти петь, не знал лишь сколько лет,

А оставалось петь такую малость.

 

Но на дворе 20 век — остался голос жить,

Записан он на дисках и кассетах,

А пленки столько по стране, что если их разложить,

То можно ею обернуть планету.

 

И пусть по радио твердят, что умер Джо Дассен.

И пусть молчат, что умер наш Высоцкий.

Что нам Дассен? О чем он пел, не знаем мы совсем,

Высоцкий пел о жизни нашей скотской.

 

Он пел о том, о чем молчим,

Себя сжигая пел.

Свою больную совесть в мир обрушил,

По лезвию ножа ходил, вопил, кричал, хрипел,

И резал в кровь свои и наши души.

 

И этих ран не залечить и не перевязать.

Он вдруг затих и холодом подуло.

Хоть умер от инфаркта он, но вправе мы сказать:

За всех за нас, он лег виском на дуло.

 

 

 

ИЗ ДНЕВНИКА

 

А. Вознесенский

 

В. Высоцкому

 

Ты сожмешься в комок не узнано

Я тебе подоткну пальто

Чтоб от Северного и до Южного

Всем твоим полосам тепло.

 

Все летаем с тобой; летаем

Пристегнувшись одним ремнем

Завтрак в Риге, а ужин в Таллине

Так вздремнем.

 

Но когда ты выходишь на сцену,

У меня замирает в ушах

От такого высокого крена,

Аж земля из под кресла ушла

За кулисами будет нашествие

Толкотня.

Равнодушно и сумасшедше

В сантиметре пройдешь от меня.

 

Я пойму, что погода летняя,

Но едва приоткрытому рту,

Что курсируют самолеты

На Одессу и Воркуту.

 

 

Брошюра "ВЛАДИМИРУ ВЫСОЦКОМУ: человеку, поэту, актеру, певцу и гражданину". 25 июля 1980 года. 

 

Кони, кони, кони, кони,

Привередливые кони,

Путь окончен, путь окончен!

Успокойтесь, ветер захлебнулся пеной,

Кто там высказаться хочет?

Кто там хочет что-то вспомнить?

Поздно, поздно...

Путь окончен. Ныть не гоже.

 

Лучше б громче и смелее,

Отчего же, отчего же

Мы не смели и не смеем?

Все понятно, всем понятно, все, что можно

Честен, дерзок, не запятнан!

Остальные промолчали

А душа — она кричала

А сарказм бросал перчатку.

Может лучше для начала

Просто взять и напечатать

Все до самой горькой боли.

 

Все до самой главной строчки — до последней

И тем более

Разве кто-нибудь не хочет?

 

Он хрипел, глаза не пряча

Ну а мы? мы посмеем?

Что, кишка тонка? А значит

Мы не смели и ни смеем!

Нам в детсадик бы с досадой

Нашей тихой и пристойной

Потолкались, ряссосались,

Погрустили и за столик

Не молчите же, не стоит.

Прости, Володя!

 

 

 

Но ты не умер той мучительною жизнью!

А смертью вечной ожил, как и жил...

А кони твои мчат как прежде рысью

Их бог в надрыве струнами ожил.

 

А ты кричал: «Чуть медленнее, кони!»

Тебе хотелось дух перевести

И в хриплом непоющем стоне

Безостановочность короткого пути

 

Ты не сумел пожить, как было принято

И не умел ты петь, чтоб было признано —

Но Душу рвал! И это было сызнова,

Что никому от правды не уйти!

 

Плевать на то, что жизнь была нетрезвою.

Скорее ты иною просто брезговал

И праздного бессилия тихой резвости

Филистеров не мог, не смел снести!

 

Ты конь был сам. И был безумный конник,

Что безудержно гнал себя к концу

И ветер этот бешеной погони

Хлестал ветвями прямо по лицу.

 

 

 

 

Москва Высоцкого хоронит

Колотит строчка у виска:

Ах, чуть помедленнее, кони!

Хоронит гения Москва.

 

 

Наветы, слухи, кривотолки —

Великих вечная судьба

Но о любви людские толпы

Расскажут сами за себя.

 

Глаза, раскрытые в потемки,

Душа открытая веслу

Ну ничего, придут потомки

Они разложат, что к чему

 

Сегодня он не всеми понят

И от того сильней тоска

Москва Высоцкого хоронит

Хоронит гения Москва.

 

 

Брошюра "ВЛАДИМИРУ ВЫСОЦКОМУ: человеку, поэту, актеру, певцу и гражданину". 25 июля 1980 года. 

 

ПАМЯТИ ВЫСОЦКОГО

 

Е. Евтушенко

 

Россия охнула от боли

Не Гамлета — себя сыграл

Когда почти по доброй воле

В зените славы умирал.

 

Россия, милая Россия,

Каких сынов теряешь ты!

Ушли от нас навек шальные

Есенины и Шукшины.

 

Тебя, как древнего героя

Держава на щите несла

Теперь неважно, что порою

Несправедливою была.

 

Тебя любили и ругали

И сплетни лезли по земле

Но записи твои звучали

И в подворотне и в Кремле.

 

Ты сын России с колыбели

Зажатый в рамки и тиски,

Но умер ты в одной постели

От русской водки и тоски.

 

Пылали восковые свечи

Звучал таинственный хорал

И очень чувственные речи

Герой труда провозглашал.

 

Ах, нам чуточку добрее,

Когда ты жил, любил, страдал

Когда хотел в Париж скорее

В Читу иль Гомель попадал.

 

Теперь не нужно унижений,

Ни виз, ни знаний, ничего...

Ты выше этих низвержении

Как символ или божество.

 

Привередливые кони

Тебя помчали на погост

И те, знакомые до боли,

Дороже чистых горьких слез.

 

Иди, артист, судьба-шалунья

К тебе теперь благоволит,

И сероглазая колдунья

К тебе на Боинге летит.

 

Вся олимпийская столица

Склонилась скорбно над тобой

И белый гроб летел как птица

Над обескрыленной толпой.

 

Ну вот и все. По божьей воле

Орфей теперь спокойно спит,

И одинокая до боли

Гитара у дверей стоит.

 

Брошюра "ВЛАДИМИРУ ВЫСОЦКОМУ: человеку, поэту, актеру, певцу и гражданину". 25 июля 1980 года. 

 

Злополучный июль оборвался и хлопнул струною

И погода теперь ни к чему, как гитарная дека

И пред нашей большой, и пред нашей великой страною

Зазияла дыра и не стало еще человека

 

Как нам брата родного навеки насыпать землей?

Мы, привычные к смерти, в нее не желаем поверить.

Милый, добрый, простой и поэтому яростно злой,

Он бессмертьем своим заслужил несказанность потери.

 

Не искусство кричит хрипловатым чарующим звуком,

Но искусство всегда и над смертью несет торжество.

Наша правда кричит хрипловатым чарующим звуком

Мы — наследники правды, мы — наследники сердца его.

 

Сопричастные всем нашим крестным победам и мукам

Мир еще удивится, делясь на восторг и на страх,

Иностранцем и русским Высоцкий еще улыбнется!

«Он, конечно, вернется. Весь, в делах , и в друзьях, и в стихах»

И уверены мы — он когда-нибудь снова вернется.

 

 

 

 

3асыпал губы сквозняком

Мороз распоротого мира.

И побрела Россия мимо —

Трамваи шли порожняком.

 

Рыдали грубые слова,

И песня грешная звенела

И песня верить, не хотела

Что обрела греметь права.

 

Не ставят свечи у Кремля,

Простой почет певцу дарован

Осталась свежею дорога

Осталась чистою земля.

 

Где день-деньской угарный вой,

Где перебор угрюмый важен

Он был моим, твоим и нашим,

А нынче и небе над Москвой.

 

Окончен век. Осипла медь.

Гитарный гриф упал и поднят

Мы будем петь и будем помнить

Он завещал нам долго петь.

 

 

 

Пророков нет в отечестве моем,

А вот теперь ушла и совесть

Он не споет нам больше ни о чем

И может жить совсем но беспокоясь.

 

Лишь он успел сказать и спеть успел,

Чтоб наших душ в ответ звучали струны

Аккорд его срывался и звенел

Чтоб нас заставить мучиться и думать

 

Он не допел, не досказал всего,

Чье билось пульсом и в душе звучало,

И сердце отказало от того,

Что слишком долго отдыха не знало.

 

Он на эстраду больше не взойдет

Так просто, вместе с тем достойно

Он умер...  Да. Но все же он поет

И песни не дадут нам жить спокойно

 

Нет, Володя. Ты не мог упереть!

Это бред. Это ложь. Это — зла круговерть.

Под огнем, под обрывом ты сражался за нас

«Где вы, волки?» — кричал

Мы твердили: «Сейчас»!

 

Нам потери знакомы:

Пушкин, Хармс, Гумилев,

Пастернак и Платонов,

Маяковский, Есенин,

Друг твой — Вася Шукшин,

Михбальс — был расстрелян —

Список не завершим,

 

Из столетья в столетье

Вас хоронят тайком

Высылают, поносят,

Песню бьют каблуком,

 

Список тянется далее,

Их спасти не могли,

Виктор Хара и Галич —

Вот подтечи твои.

 

Евтушенко не влезет на трон твой пустой

Он пытался уже. Правда трон был другой

Весь иззябший, продрогший

И в ненастье ты пел

Достоять на краю, нас прости, не успел.

 

Если сердце большое —

и боль свирепствует в нем

Значит, боремся, бьемся

Значит любим живем.

Мы клянемся: продолжим

Все отрезки пути.

Кто-то все-таки должен

Мимо пули пройти.

 

Брошюра "ВЛАДИМИРУ ВЫСОЦКОМУ: человеку, поэту, актеру, певцу и гражданину". 25 июля 1980 года. 

 

Так сотни лет велось на планете:

Не научились гениев хранить.

Привыкли мы писать «на смерть поэта»

Все не успев на жизнь ему сложить.

 

О, это богом проклятое время!

Так быстро разбиваются мечты.

И покидают бардовое племя

За Хара-Галич, а теперь и ты.

 

Кого теперь певцами звать мы будем?

В чьих лапах знамя павшее твое?

Ты, как Пушкин, все сердце отдал людям.

А мы тебе не в силах дать свое.

 

Но перья взяв, клянемся пред тобою —

Поэтов новых песни зазвучат.

И мы споем «На жизнь!», а если к бою!

Я верю пули мимо пролетят.

 

Как струны жалобны и тонки!

Как бесконечно им молчать!

Остекленная им потемки

Оцепеневшая печаль.

 

 

 

ВЛАДИМИРУ ВЫСОЦКОМУ

 

С. Дернов

 

Год активного солнца —

Ты нещадно активен:

Умер

Высоцкий

Владимир

Пусть ляжет Садовое траурной лентой —

Москва потеряла поэта

Как рана, как бомба —

Так рано, так больно...

И сердце той болью дышать не устанет —

Володя не встанет.

Безъязыкие пасти колоколов — безмолвны.

Но молот стотысячной стаей — взлетает!

Владимир Высоцкий —

Ты наша активная совесть

Владимир Высоцкий—

Ты наше активное солнце

Прости, я не умер с тобой.

 

Брошюра "ВЛАДИМИРУ ВЫСОЦКОМУ: человеку, поэту, актеру, певцу и гражданину". 25 июля 1980 года. 

 

Из театра на Таганке навсегда ушёл необыкновенно одаренный человек — Владимир Высоцкий.

 

Он был многогранным талантом. Природа щедро наградила его даром поэта, артиста, певца.

 

Миллионы людей любили его песни, помогающие им жить, тем, что выражали свое время. Искусство его находило отклик у огромной аудитории самых разных людей. Лучшие наши поэты видели в нём своего коллегу. На сцене он играл Шекспира, Пушкина, Достоевского, Чехова, Пастернака, Есенина. Судьба его свела с прекрасными людьми, в их сердце его талант становился мудрее, многограннее, добрее. Его неукротимый темперамент покорил людей не только с подмостков сцены его родного театра, а так же через бесконечные пленки, которые переписывали тысячи людей. Он был подлинным народным артистом, его неукротимый характер ничего и никогда не оставляя про запас для себя. И, наверное, поэтому так рано остановилось его сердце. Как щедро одарила его природа, и как не щедро, жесточайше скупо отпустила ему дней на земле.

 

Жизнь художника исчисляется не очевидной длиной, но объемом ее значения. Он пропел много печального времени и о себе, и он так же награждал нас мужеством и желанием жить.

 

Таланты по умирают, только уходят от нас, оставаясь с нами.

 

Группа товарищей.

 

 

 

АНКЕТА,

заполненная в 1970 году в театре

 

1. Самый любимый писатель — Булгаков

2. Самый любимый поэт твой — Б. Ахмадуллина

3. Самый любимый твой актер — М. Яншин

4. Самая любимая актриса тобой — З. Славина

5. Любимый театр, спектакль, режиссер — театр на Таганке, «Живой», Любимов

6. Любимый фильм, кинорежиссер — «Огни большого города», Чаплин

7. Любимый скульптор, скульптура — «Мыслитель», Роден

8. Любимый художник, картина — «Лунный свет», Куинджи

9. Любимый композитор, музыкальное произведение, песня — Шопен, «12 этюд», песня — «Вставай, страна огромная»

10. Страна, к которой ты относишься с симпатией — Россия, Польша, Франция

11. Идеал мужчины (конкретный человек) — Марлон Брандо

12. Идеал женщины — секрет

13. Человек, которого ты ненавидишь — их мало, но все-таки список значительный

14. Самый дорогой для тебя человек — сейчас не знаю

15. Самая значительная историческая личность — Ленин, Гарибальди

16. Историческая личность, внушающая тебе отвращение — Гитлер. Мао

17. Самый выдающийся человек современности — не знаю таких

18. Скажи мне, кто твой друг — Золотухин

19. За что ты его любишь — если знать, за что, тогда это уже не любовь, а хорошее отношение

20. Черты, характерные для твоего друга — терпимость, мудрость, ненавязчивость

21. Что такое по твоему дружба — когда можешь сказать человеку все, даже самое отвратительное, о себе

22. Положительные черты характера человека — сдержанность [В других источниках: одержимость.Ред 1Ф], отдача (но только на добрые дела)

23. Отрицательные качества человека — жадность, корысть, гнусь

24. Твои отличительные черты — разберутся друзья

25. Что тебе не достает — времени

26. Каким человеком ты считаешь себя — разным

27. Чего ты хочешь добиться живым — чтобы помнили, чтобы везде пускали

28. Что бы ты подарил любимому человеку, если бы был всемогущ — еще одну любовь

29. Какое событие для тебя стало радостным — премьера Гамлета

30. Какое событие стало для тебя трагедией — потеря голоса

31. Чему ты последний раз радовался — хорошему настроению

32. Что тебя последний раз огорчило — всё

33. Что бы ты сделал в первую очередь, если бы стал главой Советского правительства — отменил цензуру

34. Любимый афоризм, изречение или девиз — «Разберемся» В. Высоцкий

35. Что бы ты сделал в первую очередь, если бы стал вдруг обладателем миллиона рублей — устроил бы банкет

36. Твое увлечение — стихи, ......

37. Любимое место в любимом городе — Самотека, Москва

38.Твоя мечта — лучшей жизни

39. Ты счастлив — иногда, да

40. Почему — просто так

41. Хочешь ли ты быть великим человеком и почему — Хочу и буду. Почему? Ну, это уж знаете...

42. Дата Вашего рождения — 25 января 1938 года

 

 

Реклама
Главная   ::   Галерея   ::   История   ::   Культура   ::   МУЗЕЙ   ::   Общество   ::   Отдых   ::   Политика   ::   Природа   ::   Происшествия   ::   Спорт   ::   Экономика   ::   ВЫСОЦКИЙ   ::   «ИСКРЫ»   ::   БИБЛИОТЕЧКА «1Ф»   ::   КОНТАКТЫ   ::