Главная Галерея История Культура МУЗЕЙ Общество Отдых Политика Природа Происшествия Спорт Экономика ВЫСОЦКИЙ «ИСКРЫ» БИБЛИОТЕЧКА «1Ф» КОНТАКТЫ
Реклама
[24.01.1988]   ВЫСОТА ВЫСОЦКОГО

Газета «Ленинское знамя», 24 января, 1988 г.

 

ВЛАДИМИР ВЫСОЦКИЙ: газетные и журнальные публикации о жизни и творчестве. Газета «Советская Россия», 24 января, 1988 г.; материал Г. Каменской: «ВЫСОТА ВЫСОЦКОГО»; А. Колесникова: «ВРЕМЯ ПОДВИГИ ЭТИ НЕ СТЕРЛО...» Булат Окуджава, Андрей Вознесенский, Юрий Визбор, Александр Городницкий. Универсальная городская газета «ОДИН ФАКТ. Одинцовский фактор», г. Одинцово, Одинцовский район.

ВЛАДИМИР ВЫСОЦКИЙ: газетные и журнальные публикации о жизни и творчестве. Газета «Советская Россия», 24 января, 1988 г.; материал Г. Каменской: «ВЫСОТА ВЫСОЦКОГО»; А. Колесникова: «ВРЕМЯ ПОДВИГИ ЭТИ НЕ СТЕРЛО...» Булат Окуджава, Андрей Вознесенский, Юрий Визбор, Александр Городницкий. Универсальная городская газета «ОДИН ФАКТ. Одинцовский фактор», г. Одинцово, Одинцовский район. 

 

    Высота Высоцкого

 

    25 января этого года исполняется 50 лет со дня рождения Владимира Высоцкого.

 

   Горько, что никогда уже не прозвучит в разговоре фраза: «Слышали новые записи Высоцкого?» Легко и привычно произносили мы ее в общении друг с другом. Более двадцати лет писал и пел для нас Владимир. Многие из нас, владельцы тогда еще совсем незатейливых магнитофонов, помнят минуты перед тем, как готовилась к воспроизведению запись, помнят незабываемое предвкушение искреннего, точного, обобщенного, остроумного, ироничного, веского слова.

 

    Наверное, очень мало у нас домов, где нет пластинок и пленок с записями песен Высоцкого. Но сегодня приглушеннее звучат магнитофоны, потому что мы не просто слушаем, а внимательно вслушиваемся, поражаемся и еще раз осмысливаем это удивительное явление — творчество Высоцкого.

 

    «Собираюсь ли я выпускать книгу стихов? — говорил он. — Я-то собираюсь. А вот сколько будут собираться те, от кого это зависит, не знаю».

 

    Сейчас в общих чертах уже можно говорить о творческом наследии Высоцкого: в его архиве более шестисот стихотворных текстов (некоторые песни имеют от четырех до двенадцати вариантов), дневники, путевые заметки, письма к друзьям. Высоцкий писал и прозу — повесть «Жизнь без сна».

 

    Его поэзия разнообразна — это лирика, сатира, сказка, баллада. Песни серьезные, смешные, трагичные, песни-спектакли, песни-репортажи, пародии, стилизации, частушки. Мало еще опубликовано текстов его стихов, ждет своего времени серьезный, скрупулезный анализ творчества поэта. Но уже сегодня мы можем остановиться на важнейших моментах, которые отмечают исследователи творчества Высоцкого.

 

    Доктор философских наук В. Толстых пишет: «...высокая культура должна признать, что, отгораживаясь от того, что она считает «примитивным», она поступает так не по причине присущей ей «утонченности» мышления и вкуса, а из страха перед действительностью или в стремлении к покою. Для Высоцкого нет «запретных» тем, он безбоязненно, с вызывающей у многих зависть смелостью писал и пел обо всем, что его волновало»...

 

    Литературный критик Е. Сергеев отмечает: «Как некогда Некрасов обогатил поэзию используя возможности крестьянской песни, как некогда Блок развил мотивы городского романса, подняв его до уровня высокой лирики, так и Высоцкий, взяв песню беспородную... доказал, что она способна быть социально-злободневной и философско-углубленной, гротескно-комической и исповедально-лирической... Он нашел такие залежи, такой мощный пласт народной культуры, который еще долго будет разрабатываться многими и многими поэтами, композиторами и авторами — исполнителями песен».

 

    Высоцкий сделал магнитную пленку объемной, дал ей еще одно измерение. Когда звучит пленка с его записями, всегда ощущается присутствие автора, который своим пафосом заражал слушателя, а слушатель исполнителя. Оставшиеся несколько вариантов исполнения одной и той же песни — это тоже, наверное, корректировка на аудиторию, учет ее реакции, внимательное вслушивание в пульс зала.

 

    Кинорежиссер С. Говорухин, много лет знавший Высоцкого, пишет: «Я вспомнил, как одевался для концерта Высоцкий. Скромно, продуманно, с достоинством. Хотя внешне всегда одинаково: начищенные туфли, отутюженные брюки, рубашка. Зимой — пуловер или свитер. Сколько этих брюк, рубашек, свитеров висело у него в гардеробе, какие деньги он на них тратил! Хотелось спросить: «Зачем?» Но я не спрашивал, ответ был ясен — он хотел, чтобы его уважали. И сам с огромным уважением относился к тем, для кого пел и работал».

 

    И зрительный зал платил ему тем же: он как бы освобождал автора от переговоров с издателями, от заключения договоров, от обивания порогов редакций — он сам тиражировал и распространял песни. «Знаете, чем выслушивать пожелания, как переделать строчки и так далее, — лучше сидеть и писать... вместо того, чтобы становиться неудачником, которому не удается напечататься. Зачем, когда можно писать и петь вам? Это ж то же самое». Так говорил он. И никогда не ждал, когда критики выяснят, какая песня пришлась по душе, а какая — нет.

 

    Одно только не умел он — работать на заказ, если внутренне не приблизился к теме. Честность, бескомпромиссность — важнейшая черта Высоцкого-поэта, мерило его таланта.

 

    Высоцкий любил людей, для них он работал, не щадя себя. Не был он ни холодно вежливым, ни формально общительным человеком. В. Абдулов, артист МХАТа. друживший с Высоцким, рассказал мне: «Во время встреч с ним люди разных профессий поражались тому, как точно он схватывал суть проблем, как легко проникал в чужие для него сферы, как досконально знал предмет, о котором писал».

 

    ...Не печатавшегося при жизни Высоцкого мы с полным правом сегодня называем народным поэтом, создавшим своеобразную социальную поэтическую энциклопедию, развившим традиции «менестрельного» жанра. Многое мы еще услышим в его песнях, многое откроем, многому удивимся. Еще появятся новые книги стихотворений Высоцкого, воспоминаний о нем, кинорежиссеры снимут новые фильмы. Но уже сегодня есть на небе далекая звезда, которую открыли советские астрономы. Имя ее — Владимир Высоцкий.

 

    Г. Каменская

   (АПН)

 

Владимир Семенович ВЫСОЦКИЙ во время выступления перед жителями Коломны 12 июля 1976 года. (Фотография публикуется впервые.) Фото В. Красавина.На снимке:

Владимир Семенович ВЫСОЦКИЙ во время выступления перед жителями Коломны 12 июля 1976 года.

 

(Фотография публикуется впервые.)

 

Фото В. Красавина.

 

 

 

 

 

 

 

Булат Окуджава

 

О Володе Высоцком я песню

придумать решил:

вот еще одному не вернуться

домой из похода.

Говорят, что грешил,

что не к сроку свечу затушил...

Как умел, так и жил,

а безгрешных не знает природа.

 

Ненадолго разлука, всего лишь

на миг, а потом

отправляться и нам по следам

по его по горячим.

Пусть кружит над Москвою

охрипший его баритон,

ну, а мы вместе с ним посмеемся

и вместе поплачем.

 

О Володе Высоцком

я песню придумать хотел,

но дрожала рука и мотив

со стихом не сходился...

Белый аист московский

на белое небо взлетел,

черный аист московский

на черную землю спустился.

1980 г.

  

 

Андрей Вознесенский

 

Не называйте его бардом,

Он был поэтом по природе.

Меньшого потеряли брата —

всенародного Володю.

 

Остались улицы Высоцкого,

осталось племя в «леви-страус»,

от Черного и до Охотского

страна неспетая осталась.

 

Вокруг тебя за свежим дерном

растет толпа вечноживая.

Ты так хотел, чтоб не актером —

чтобы поэтом называли.

 

Правее входа на Ваганьково

могила вырыта вакантная.

Покрыла Гамлета таганского

землей есенинской лопата.

 

Дождь тушит свечи восковые...

Все, что осталось от Высоцкого,

магнитофонной расфасовкою

уносят, как бинты живые.

 

Ты жил, играл и пел с усмешкою,

любовь российская и рана.

Ты в черной рамке не уместишься.

Тесны тебе людские рамки.

 

С какою страшной перегрузкой

ты пел Хлопушу и Шекспира —

ты говорил о нашем, русском,

так, что щемило и щепило!

 

Писцы останутся писцами

в бумагах тленных и мелованных.

Певцы останутся певцами

в народном вздохе миллионном...

 

1980 г.

 

  

Юрий Визбор

 

Пишу тебе, Володя, с Садового

кольца,

Где с неба льют раздробленные

воды.

Все в мире ожидает законного

конца,

И только не кончается погода.

 

А впрочем, бесконечны наветы

и вранье,

И те, кому не выдал бог таланта,

Лишь в этом утверждают

присутствие свое,

Пытаясь обкусать ступни гигантам.

 

Да черта ли в них проку!

О чем-нибудь другом...

«Вот мельница — она уж

развалилась...»

На Кудринской недавно такой

ударил гром,

Что вся ГАИ тайком перекрестилась.

 

Все те же разговоры —

почем и что иметь.

Из моды вышли «М» по кличке

«Бонни».

Теперь никто не хочет хотя

бы умереть,

Лишь для того, чтоб вышел

первый сборник.

 

Мы здесь поодиночке смотрелись

в небеса,

Мы скоро соберемся воедино,

И наши в общем хоре сольются

голоса,

И Млечный путь задует в наши

спины.

 

А где же наши беды? Остались

мелюзгой

И слава, и вельможный гнев

кого-то...

Откроет печку Гоголь чугунной

кочергой,

И свет огня блеснет

в пенсне Фагота...

 

Пока хватает силы смеяться

над бедой,

Беспечней мы, чем в праздник

эскимосы.

Как говорил однажды датчанин

молодой:

Была, мол, не была — а там

посмотрим.

 

Все так же мир прекрасен,

как рыженький пацан,

Все так же, извини, прекрасны

розы.

Привет тебе, Володя, с Садового

кольца,

Где льют дожди, похожие

на слезы.

 

11 июня 1982 г.

 

  

Александр Городницкий

 

Погиб поэт. Так умирает Гамлет,

Опробованный ядом и клинком.

Погиб поэт, а мы вот живы —

нам ли

Судить о нем, как встарь,

обиняком?

 

Его словами мелкими не троньте:

Что ваши сплетни суетные все?

Судьба поэта — умирать

на фронте,

Мечтая о нейтральной полосе.

 

Где прежние его единоверцы,

Надежные и близкие друзья?

Погиб поэт — не выдержало

сердце, —

Ему и было выдержать нельзя.

 

Толкуют громко плуты и невежды

Над лопнувшей гитарною струной,

Погиб поэт, и нет уже надежды,

Что это просто слух очередной.

 

Теперь от популярности дурацкой

Ушел он за иные рубежи.

Тревожным сном он спит в могиле

братской,

Где русская поэзия лежит.

 

Своей былинной не растратив силы,

Умолк поэт, набравши в рот воды,

И голос потерявшая Россия

Не замечает собственной беды.

 

А на дворе — осенние капели

И наших судеб тлеющая нить.

Но сколько песен все бы мы

ни пели,

Его нам одного — не заменить.

 

30 июля I980 г.

 

 

 

     «Время подвиги эти не стерло...»

    На Ваганьковском кладбище, справа от входа, возле знакомого бронзового силуэта с гитарой-нимбом над головой, в этот стылый январский вечер, как всегда, стояли люди. Падающий крупными хлопьями снег никак не мог выбелить могилу — цветы, которые люди отдавали Высоцкому, раскрашивали снег — букет за букетом. Догорала тонкая свеча, стоящая прямо в снегу. Рядом лежали сигареты и спички — для него. И — голос. Кто-то из пришедших включил магнитофон, и хрипловатый голос счищал накипь с души: «Я до рвоты, ребята, за вас хлопочу, может, кто-то, когда-то поставит свечу мне за голый мой нерв, на котором кричу, и веселый манер на который шучу... Лучше голову песне своей откручу, но не буду скользить, словно пыль по лучу...».

 

    Свеча догорала, не хранимая от ветра и все же почему-то не гаснущая.

 

    Людей было много, они все время сменялись, и оказалось, многие приехали из Подмосковья. Почти все, о чем можно было спросить, они уже сказали — самим приходом сюда. Почти — но на все. Один-единственный вопрос для всех.

 

     B. А. СТЕПАНОВА, пенсионерка из Клина:

    — Что означает для меня Высоцкий? Не Высоцкий. Вернее будет — Володя. Я думаю о нем, как о сыне. Мой сын пропал без вести в войну — был под бомбежкой. Нет ни его, ни могилы. А Володина могила — вот она. Мне кажется, мой сын был бы похож на него. Поэтому приезжаю сюда издалека.

 

    C. ЕРЕМЕЕВА, студентка МГУ, 24 года, Фрязино:

    — Один русский философ писал о том, что конечность жизни вызывает у него тоскливое чувство. Высоцкому был интересен человек, в котором есть прорыв в бесконечность, прорыв в «синь». Он всегда бежал от конечности жизни и считал, что несчастье человека происходит от его величия, оттого что в нем есть бесконечное. Бунт величия против власти конечного — подвиг. Такой подвиг совершил Владимир Высоцкий.

 

    О. КОСТЕРИН, слесарь, 26 лет, Реутов:

    — Его песни для меня — спасение от одиночества. Дальше не спрашивайте, ладно?

 

    А. КИСЕЛЕВ, инженер-технолог. 35 лет, Пушкино:

    — Убежден, что великим можно стать лишь при одном условии — если ни разу не удастся договориться со своей совестью. Ни разу не уговорить ее — да мыслимое ли дело? Высоцкий своей жизнью сказал: да! Этим и ценен для меня.

 

    С. ТОКАРЕВА, лаборант НИИ, 28 лет, Пушкино:

    — Время, когда жил Высоцкий, было тяжелым. Для меня оно в какой-то момент стало временем безверия. Я вдруг поняла, что мне не во что верить. Как-то впервые услышала песню Высоцкого. Сейчас уже не помню, что это было. Потом еще и еще... Тогда я стала верить в Высоцкого.

 

     А. СЕВРЮКОВ, студент МФТИ, 20 лет, Мытищи:

    — Помните: От границы мы землю

вертели назад,

Было дело сначала.

Но обратно ее закрутил

наш комбат,

Оттолкнувшись ногой

от Урала.

Наконец-то нам дали

приказ наступать,

Отбирать наши пяди

и крохи...

Но мы помним, как солнце

отправилось вспять

И едва не зашло на востоке...

Мы ползем, бугорки

обнимаем,

Кочки тискаем, зло,

не любя

И коленями землю толкаем

От себя, от себя...

 

    Высоцкий прежде всего — поэт. Высоцкий — это полное отсутствие общих мест, общих состояний. Он всегда поэтически конкретен, неожидан, удивительно точен в метафорах. Это знаки большого таланта.

 

    М. КОСМИНА, воспитательница в детском саду, 40 лет. Калининград:

    — Высоцкий — это удивительная человечность. Я помню его в фильме «Арап Петра Великого». Его арап — добрейшая, до святости, душа. Когда смотрела, чувствовала, что таким его сделал Высоцкий. Кто-то из историков сказал, что не считает Петра I великим человеком. Не потому, что он недостаточно велик, а потому, что он недостаточно человек. В этом смысле Высоцкий — великий человек. Помните, Маяковский сказал про себя: «Я весь — одни сплошные губы». А Высоцкий весь — одно сплошное сердце. Еще помню его по какому-то телевизионному фрагменту, который показали вскоре после его смерти. Он пел что-то больное, казалось, прощальное яростным, надорванным, каким-то запредельным голосом. Потом, прощаясь, опустил гитару и как будто извинился: «Надеюсь, я не разбудил ваших детей». Вот это — про моих детей — я запомнила навсегда.

 

    П. РУБЦОВ, врач-логопед. 45 лет, Люберцы:

    — Меня поражает его умение слышать. Это фантастично! Стихи, которые являлись нам песнями, навсегда связаны с мелодией Высоцкого. Их и прочитать-то трудно — те, что слышал хоть раз. Они всегда — и на бумаге — поются. У каждого стихотворения есть внутренняя музыка. Значит Высоцкий каждый раз верно слышал эту музыку.

 

    С. ЕРИНА, художник. 35 лет, Наро-Фоминск:

    — Высоцкий — всенароден. Это — главное. Но вот что меня настораживает, чего я откровенно боюсь, — затреплют имя всуе. «А косую неровную сажень — распрямили» — он сам этого боялся больше всего. Уже давно на имени Высоцкого делают деньги. Мельчат его в бесконечных базарных фотографиях, которые в Москве продают, кажется, на каждом углу, и уничтожают его, уничтожают.

 

    Е. ТИХОНОВА, фельдшер-нарколог, 22 года, Люберцы:

    — Скажите мне лучше, почему в Москве до сих пор нет улицы Высоцкого?

 

   ...Снег перестал падать, потихоньку стемнело, но людей вокруг этой могилы не стало меньше. Трудно вообразить себе, сколько их здесь будет 25 января. Когда Высоцкому исполнится пятьдесят лет.

 

    А. КОЛЕСНИКОВ

 

Реклама
Главная   ::   Галерея   ::   История   ::   Культура   ::   МУЗЕЙ   ::   Общество   ::   Отдых   ::   Политика   ::   Природа   ::   Происшествия   ::   Спорт   ::   Экономика   ::   ВЫСОЦКИЙ   ::   «ИСКРЫ»   ::   БИБЛИОТЕЧКА «1Ф»   ::   КОНТАКТЫ   ::