Главная Галерея История Культура МУЗЕЙ Общество Отдых Политика Природа Происшествия Спорт Экономика ВЫСОЦКИЙ «ИСКРЫ» БИБЛИОТЕЧКА «1Ф» КОНТАКТЫ
Реклама
[25.01.1998]   Серия «Кумиры»: ЗАЧАРОВАННЫЙ ДВОР: ЗДЕСЬ ПРОПИСАЛАСЬ ПАМЯТЬ

Газета «Сливки общества» (серия «Кумиры»), 25 января, 1998 г.

 

   ВЛАДИМИР ВЫСОЦКИЙ

 

   Продолжение. Начало: Серия «Кумиры»: ВЛАДИМИР ВЫСОЦКИЙ

 

                     ВЛАДИМИР ВЫСОЦКИЙ: газетные и журнальные публикации о жизни и творчестве (стихи, статьи, заметки, интервью, литературная критика, воспоминания, дневники, фотографии, рисунки, экслибрисы и др.), Vladimir Vysocki. Газета «Сливки общества» (серия «Кумиры»), 25 января, 1998 г. Зачарованный двор: здесь прописалась память; Н. Высоцкий: «...Не только музей!»; А. Крылов: «Произошла смена приоритетов»; В. Черная: «Воспоминание о прошлом юбилее». Сканирование и публикация — В. Белко, распознавание текста — Ю. Сова.ВЛАДИМИР ВЫСОЦКИЙ: газетные и журнальные публикации о жизни и творчестве (стихи, статьи, заметки, интервью, литературная критика, воспоминания, дневники, фотографии, рисунки, экслибрисы и др.), Vladimir Vysocki. Газета «Сливки общества» (серия «Кумиры»), 25 января, 1998 г. Зачарованный двор: здесь прописалась память; Н. Высоцкий: «...Не только музей!»; А. Крылов: «Произошла смена приоритетов»; В. Черная: «Воспоминание о прошлом юбилее». Сканирование и публикация — В. Белко, распознавание текста — Ю. Сова.

 

   ЗАЧАРОВАННЫЙ ДВОР: ЗДЕСЬ ПРОПИСАЛАСЬ ПАМЯТЬ

 

ВЛАДИМИР ВЫСОЦКИЙ: газетные и журнальные публикации о жизни и творчестве (стихи, статьи, заметки, интервью, литературная критика, воспоминания, дневники, фотографии, рисунки, экслибрисы и др.), Vladimir Vysocki. Газета «Сливки общества» (серия «Кумиры»), 25 января, 1998 г. Зачарованный двор: здесь прописалась память; Н. Высоцкий: «...Не только музей!»; А. Крылов: «Произошла смена приоритетов»; В. Черная: «Воспоминание о прошлом юбилее». Сканирование и публикация — В. Белко, распознавание текста — Ю. Сова.   В 1979 году Высоцкому предстояла поездка в Италию. Принимающая сторона решила снять ролик с его участием и показать по телевидению перед приездом артиста. В СССР прибыла итальянская съемочная группа. Она снимала Высоцкого в разных местах Москвы. В том числе и во дворе, очень похожем на дворы его детства, из которых родом и он сам, и его песни. Советские зрители увидели эти съемки в телефильме Эльдара Рязанова «Четыре встречи с Владимиром Высоцким», показанном к пятидесятилетию Владимира Семеновича в январе 1988 года. Кадры итальянцев в России шли под песню «Где твои семнадцать лет...» и все решили, что на экране — двор Большого Каретного переулка.

 

   К этому времени уже несколько лет шла борьба за создание музея. Собственно, она началась с кончиной Высоцкого. В воздухе восьмидесятого звучало: «Не сумели сохранить его — сохраним хотя бы память о нем!» Вначале стихийный музей возник в Театре на Таганке. Энтузиасты собирались в комнате архива. Потом сменилось несколько адресов в окрестностях театра. И, наконец, будущий музей расположился в Нижнем Таганском тупике, на первом этаже старого дома. В других квартирах еще жили люди, арендовали площадь разные фирмы. Но предполагалось, что в свой срок они уступят место музею.

 

   Справив новоселье, создатели музея вышли во двор дома, огляделись — и ахнули. Они находились в том самом дворе, в котором итальянцы снимали Высоцкого! По которому когда-то прогуливался он — живой. И даже указывал на тот самый подъезд, словно говорил: «Здесь будет мой музей!»

 

   Совпадало все до мелочей. Не было только самого Высоцкого... Но теперь от музейных работников зависело, вернется ли он в эти стены.

 

   30 июня 1992 года правительство Москвы передало Государственному культурному центру-музею B. C. Высоцкого весь комплекс домов по Нижнему Таганскому тупику, 3 — площадью более двух тысяч квадратных метров! Музей стал единственным хозяином пяти домов. И причудливого двора. Даже двух — верхнего и нижнего, — соединенных узким проходом. Старые окна, неоштукатуренные кирпичные стены и поныне сберегают дух Высоцкого. Хочется верить, что никакие евроремонты не коснутся этих стен, представляющих самостоятельную историческую ценность.

 

   Впрочем, и все, о чем мы здесь рассказали, уже стало историей. Многое изменилось с тех пор в музее. С течением времени жильцы получили новые квартиры, выехали и фирмы-арендаторы. Как живет Дом Высоцкого сегодня? Какое нынче время на дворе? Об этом мы попросили рассказать директора музея Никиту Высоцкого и его заместителя Андрея Крылова.

 

   Максим АСКИН

 

 

ВЛАДИМИР ВЫСОЦКИЙ: газетные и журнальные публикации о жизни и творчестве (стихи, статьи, заметки, интервью, литературная критика, воспоминания, дневники, фотографии, рисунки, экслибрисы и др.), Vladimir Vysocki. Газета «Сливки общества» (серия «Кумиры»), 25 января, 1998 г. Зачарованный двор: здесь прописалась память; Н. Высоцкий: «...Не только музей!»; А. Крылов: «Произошла смена приоритетов»; В. Черная: «Воспоминание о прошлом юбилее». Сканирование и публикация — В. Белко, распознавание текста — Ю. Сова.   Никита ВЫСОЦКИЙ:

 

   «...НЕ ТОЛЬКО МУЗЕЙ!»

 

   Интервью с директором музея — сыном поэта

 

 

   — Никита Владимирович, в мае 1996 года Вы возглавили Государственный культурный центр-музей — Дом Высоцкого. Прошло полтора года. Не жалеете?

 

   — Жалею только о том, что не настоял, чтобы музей закрылся на реконструкцию. Нельзя делать два дела одновременно. Музей не может напряженно работать как научное и культурное учреждение, когда промерзают трубы, рвет канализацию, нет пожарной сигнализации. Это глупо. Это — осложнять жизнь и себе, и людям, которые сюда приходят.

 

   — А многие приходят?

 

   — Многие. И не только посмотреть экспозицию. Люди надеются получить консультацию. Приходят журналисты, телевизионщики, дипломники, аспиранты, серьезные исследователи, просто любители творчества Высоцкого — приходят к нам за помощью. А мы, как инвалиды, перепадаем с одного костыля на другой. Как помогать в такой ситуации? Как работать?

 

   — И как руководить?

 

   — Понятию «музей» мы пока не соответствуем — в силу абсолютно материальных причин. А ведь мы очень хорошо комплектуемся. Многие повернулись к музею и хотят с ним сотрудничать. Но пока у нас фонды хранятся таким образом, пока люди работают в таких условиях... Мне нравится, когда люди работают комфортно, когда труд им в удовольствие, когда им приятно находиться на работе... Сейчас получается тришкин кафтан: чиним одно — ломается другое. И это положение продлится не день, не два. Дай бог нам за два-три года справиться с этим безумием. Работа идет, но в условиях, приближающихся к героическим. Что неправильно.

 

   — И все же, несмотря ни на что...

 

   — ...Поддерживаем тепло в действующих помещениях. Делаем выставку. Выпускаем альманах. Готовимся отметить шестидесятилетний юбилей Высоцкого...

 

   —...В музее открывается галерея.

 

   — Я хочу, чтобы здесь был мобильный зал, чтобы в нем можно было делать тематические выставки — есть идеи. Двадцать пятого января у нас откроется выставка к шестидесятилетию — передвижная. Она поедет в Самару, Петербург, есть предложения из Израиля. Наша обязанность — сделать профессиональную, хорошую экспозицию. В галерее будут выставляться картины и скульптуры, тематически связанные с отцом. У нас должно быть место для сменной экспозиции.

 

ВЛАДИМИР ВЫСОЦКИЙ: газетные и журнальные публикации о жизни и творчестве (стихи, статьи, заметки, интервью, литературная критика, воспоминания, дневники, фотографии, рисунки, экслибрисы и др.), Vladimir Vysocki. Газета «Сливки общества» (серия «Кумиры»), 25 января, 1998 г. Зачарованный двор: здесь прописалась память; Н. Высоцкий: «...Не только музей!»; А. Крылов: «Произошла смена приоритетов»; В. Черная: «Воспоминание о прошлом юбилее». Сканирование и публикация — В. Белко, распознавание текста — Ю. Сова.   — Но важнейшее значение имеет и постоянно действующая экспозиция музея «Владимир Высоцкий: 1938-1980». Она открылась 25 июля 1976 года. Как Вы сами ее оцениваете?

 

   — Она находится в сложных, стесненных условиях, но она существует. Я ею доволен, считаю, что она грамотно сделана, и критику в этом смысле не очень принимаю. Мне кажется, что она сделана правильно, очень демократично. Она рассчитана не на человека, глубоко знающего предмет, хорошо разбирающегося в творчестве Высоцкого, а на людей, которые в силу каких-то причин, например, возраста, чего-то не знают, что-то подзабыли. Основные вехи жизни в реликвиях, рукописях... Я считаю, что все сделано хорошо, с любовью. Другое дело, что тесно и поэтому очень общо — галопом по европам. Но других условий нет. Когда будут — сделаем пошире.

 

   — Дом Высоцкого — не только музей, но и культурный центр. Основой этого центра должен стать создающийся в доме зал. А пока во дворе сооружена сцена, где проходили летние концерты под открытым небом. Какая счастливая судьба у двора Высоцкого! Если бы то же случилось с разоренным ныне двором Окуджавы...

 

   — То, что мы делали во дворе, — это, может быть, не самые удачные опыты, хотя мне кое-что понравилось. Надо найти форму существования собраний, публичных выступлений. Весной у нас должна пройти международная конференция. Обязательно должна быть своя площадка, за которую, во-первых, денег не надо платить, и на которой, во-вторых, мы хозяева, на которой мы создаем атмосферу! В первую очередь в культурном центре должна быть творческая, энергичная атмосфера. Для этого зал и делается. Я думаю, что первым нашим мероприятием в нем будет конференция.

 

   — Конференция должна пройти в уже готовом зале?

 

   — Мы стараемся, чтобы это произошло. Я хотел открыть зал двадцать пятого января. Не знаю, удастся ли это. Во всяком случае, архитектурно-строительная часть закончена. А что касается оборудования, оснащения, то это более длительный и более дорогостоящий этап... Сделаем все равно. Ну, надо же нам чем-то себя поддерживать — если не зарплатой, то хотя бы наполеоновскими планами. Надо мечтать!

 

   — Мечте, как и дому, нужно прочное основание. Каковы источники финансирования музея?

 

   — Нас финансирует бюджет — правительство Москвы, комитет по культуре.

 

   — Не жалуетесь?

 

   — Нам нормально платят по сравнению с музеями российского подчинения. Если бы мы были действующим музеем, нам бы хватало. Но мы не музей. Нам надо отстроиться, оснаститься, укомплектоваться всем необходимым оборудованием, начиная от шкафов и кончая компьютерами.

 

   — Значит, нужны дополнительные средства. Когда-то музей зарабатывал их коммерческой деятельностью...

 

   — Мы решили этот пункт убрать. Сложное дело, и, наверное, не нам этим заниматься.

 

   — Если наши читатели захотят поддержать музей материально, как они смогут это сделать?

 

   — Создан благотворительный фонд. Деньги можно переводить на его счет.

 

   — Чем еще, кроме денег, можно помочь музею?

 

   — Одним точно помогать не надо: советом. Обойдемся! А любую настоящую помощь, сотрудничество примем с благодарностью. У нас не хватает людей, например, на такую работу, как опросы.

 

   — Что это такое?

 

   — Это такая форма работы: приходить к людям — очевидцам событий, расспрашивать их о подробностях, уточнять даты и записывать. Эта работа не очень сложная. Но подразумевает желание поработать бесплатно и знание материала.

 

   — А что-нибудь менее квалифицированное?

 

   — У нас проблема: стало некому двор убирать. Может, кто-то снег захочет чистить? На самом деле любая помощь нужна!

 

   — Вопрос не к директору музея, а к профессиональному актеру: какова судьба фильма «Венские каникулы»? Сыграете ли Вы в нем главную роль?

 

   — Бывают культурные проекты, которые очень мучительно воплощаются в жизнь. И этот, наверное, такой. Начиналось хорошо. Отец вместе с Володарским написал сценарий. Он хотел снимать этот фильм как режиссер, хотел играть роль. Он хотел, чтобы этот проект был международным. При его жизни Ольбрыхский и Депардье подтвердили, — во всяком случае, устно — свое желание участвовать: им было интересно. Не удалось, и идея залегла на несколько лет. Потом ее попытались реанимировать в связи с официальным признанием Высоцкого. Тогда Депардье и Ольбрыхский по возрасту еще могли сниматься. Я разговаривал с Ольбрыхским, и он сказал: я — да ради бога! Но до дела не дошло. Так эта идея умирала и воскресала.

 

   — А теперь?

 

   — Теперь она в очередной раз поднялась. Сейчас я в таком возрасте, что мог бы, наверное, сыграть. Не знаю, как это будет вязаться с работой в музее... Но роль хорошая. Другое дело, я не стал бы играть ее под отца, хотя она прописана под него. Тут надо найти что-то среднее: свое, но чтобы при этом был тот рисунок, который они заложили с Володарским, та динамика — мне как актеру, может быть, не очень свойственная. Все это можно сыграть — тут никаких проблем нет. Другое дело — надо сломать цепь неудач вокруг этого проекта, чтобы он состоялся.

 

   — Это по-прежнему нелегко?

 

   — Историческое кино — очень дорогое удовольствие. Это не тот фильм, который можно снять за коробок спичек. Это сложный постановочный фильм, со сложными натурными съемками. Нужны машины и костюмы того времени. Огромная работа для художников. И, конечно, для актеров. Но актеров, я думаю, можно найти. Конечно, Ольбрыхский и Депардье — запредельные актеры...

 

   — Словом, опять нужны деньги?

 

   — Даже не столько деньги, сколько мощные организационные усилия. Деньги есть. Появились люди, которые заинтересовались этим, рассматривают вопросы финансирования. Должны появиться продюсеры, которым эти деньги можно было бы доверить. Существует изрядно потрепанная, но, в общем, прежняя группа, которая собралась еще лет семь-восемь назад, когда о фильме впервые зашла речь. Существует такой человек, как Володарский — душа всего дела. Он хочет это реализовать. Он считает, что это его долг перед памятью товарища. Существует много союзников. Их надо объединить, чтобы все закрутилось. Вопрос — в организаторских способностях.

 

   — Желаем Вам успехов в осуществлении этого замысла. И, конечно, в деле становления музея.

 

— Спасибо. Движение у нас сейчас происходит. Мы тихонечко, маленькими шагами приближаемся к тому, чтобы все-таки стать музеем и культурным центром.

 

   Беседу вел Максим АСКИН

 

 

   Андрей КРЫЛОВ:

 

   «ПРОИЗОШЛА СМЕНА ПРИОРИТЕТОВ»

 

   «В научном потенциале мы резко прибавили с приходом Андрея Крылова», — считает Никита Высоцкий.

 

   Заместитель директора по музейной и научной работе Андрей Крылов хорошо известен высоцковедам — профессионалам и любителям. Он — историограф и текстолог авторской песни, составитель ряда книг. В их числе «Четыре четверти пути», «Я куплет допою», «Поэзия и проза», «130 песен для кино», «Старатель», а также знаменитый двухтомник — самое авторитетное собрание сочинений Высоцкого, которое выдержало уже девять изданий.

 

ВЛАДИМИР ВЫСОЦКИЙ: газетные и журнальные публикации о жизни и творчестве (стихи, статьи, заметки, интервью, литературная критика, воспоминания, дневники, фотографии, рисунки, экслибрисы и др.), Vladimir Vysocki. Газета «Сливки общества» (серия «Кумиры»), 25 января, 1998 г. Зачарованный двор: здесь прописалась память; Н. Высоцкий: «...Не только музей!»; А. Крылов: «Произошла смена приоритетов»; В. Черная: «Воспоминание о прошлом юбилее». Сканирование и публикация — В. Белко, распознавание текста — Ю. Сова.   — Андрей Евгеньевич, как бы Вы охарактеризовали сегодняшний день музея? Чем он отличается от дня вчерашнего?

 

  — В музее произошла смена приоритетов. Один из главных приоритетов — создание фондов музея. Именно собирание. Не показывать все, что у нас есть, а попытаться не упустить время и набрать материалы.

 

   — Хорошо бы и то и другое...

 

   — Конечно. Но, исходя из ресурсов, из того количества народу, которое у нас есть, мы перераспределили силы.

 

   — Раньше музей считал главным делом пропаганду творчества Высоцкого.

 

   — Сейчас другое время. Сейчас не нужно пропагандировать Высоцкого — это моя точка зрения. Сейчас только ленивый не может достать его пленку, фотографию и все прочее. Все это есть, продается. Сейчас никого не нужно уговаривать, что Высоцкий — крупная величина в искусстве. Нам сейчас важно другое: создавать музей, собирать материалы для будущих экспозиций. Если мы этого сейчас не соберем, то нечего будет и показывать людям.

 

   — У музея ответственный период.

 

   — Во-первых, наш музей очень молодой. А во-вторых, мы отличаемся от музея Пушкина тем, что многие люди — участники событий — живы. И с ними нужно работать.

 

   — Никита Владимирович рассказывал об опросах...

 

   — Люди уходят. Все это понимали, но мало что делалось. Пленок с записями живых свидетельств — воспоминаний о Высоцком — в музее было совсем немного. За год-полтора их количество увеличилось в десятки раз.

 

   — Музей занимался издательской деятельностью. Есть ли перемены в этой области?

 

   — Вместо ежемесячного журнала, печатавшего материалы для самых разных категорий читателей, мы решили выпускать ежегодник «Мир Высоцкого». Он ориентирован на людей, изучающих творчество Высоцкого профессионально: филологов, искусствоведов. Наш альманах призван консолидировать всех авторов, пишущих на эту тему. Большое внимание будет уделяться библиографии. Первый номер альманаха уже на выходе.

 

   — Интересный номер получился?

 

   — Вы можете судить об этом сами: целый ряд материалов альманаха мы предлагаем вниманию читателей вашей газеты.

 

   — Мы очень благодарны. А в самом музее ведется научная работа?

 

   — Так как музей — это научное учреждение и в нем работают научные сотрудники, то они должны не только комплектовать, учитывать и хранить фонды, но и заниматься научной работой. Это мое личное мнение, с которого меня никто не собьет. Для этого, в частности, нам и нужен наш альманах. Мы надеемся, что научный авторитет музея будет расти. Я очень рад, что у нас работает Людмила Петровна Бородина, которая разбирала архив Высоцкого в РГАЛИ. Вообще в музее сложился работоспособный и надежный коллектив научных сотрудников.

 

   — Крупным научным событием обещает стать конференция, которую музей собирается провести весной 1998 года. В 1996 году музей уже проводил открытые чтения, посвященные Высоцкому. В чем отличие?

 

   — На чтения музей позвал тех, кого знал. В отличие от прошлого раза мы опубликовали объявления в «Литературной газете», в «Русской мысли», в «Литературных вестях» и, — кроме персональных приглашений тем, кто, как мы знаем, работает в этой области, — направили приглашения всем без исключения университетам и педагогическим вузам России и СНГ. А также институтам культуры, кино, театра, музыкальным вузам — всем институтам, имеющим искусствоведческие кафедры и готовящим киноведов, театроведов, музыковедов.

 

   — Вам ответили?

 

   — Мы уже получили много откликов, заявок — и из-за рубежа, и из России, что меня радует больше.

 

   — Желаем успеха!

 

   — Спасибо.

 

   Андрей Крылов, как и Никита Высоцкий, считает, что помочь музею может каждый. И далеко не только деньгами. У многих по домам пылятся пленки с давними записями. Их вытесняет современная высококачественная аудиопродукция. Но на старых хрипящих пленках может найтись то, чего не отыщешь ни на одном лазерном диске: новое для исследователей исполнение, неведомый концерт, а то и неизвестная песня. Музей примет в дар старые пленки в любых количествах. Тем более что, кроме специальных хранилищ, их скоро нигде не останется. Люди теперь просто выбрасывают старые катушки: лента рассыпается, без реставрации не послушаешь. Да и не на чем: промышленность давно перестала выпускать бытовую бобинную технику, а старые магнитофоны испортились. Кстати, музей готов принимать и катушечные магнитофоны. Даже сломанные: они обретут заслуженный отдых в качестве бесценных экспонатов — боевые машины, на которых Высоцкий сражался и победил.

 

   — Очень многие люди бескорыстно помогают музею,— сказал Андрей Крылов в заключение разговора. — Позвольте поблагодарить их всех через вашу газету!

 

   Беседу вел Максим АСКИН

 

 

 

   ВЕНОК ПОСВЯЩЕНИЙ

   К 50-летию Лауреата Государственной Премии СССР В. С. Высоцкого

   24 января 1988 г.

 

   ВОСПОМИНАНИЕ О ПРОШЛОМ ЮБИЛЕЕ

 

   Десять лет назад Высоцкому исполнилось бы пятьдесят. Первый юбилей после ухода. Первый юбилей, который страна отметила официально. Высоцкому была посмертно присуждена Государственная премия 1987 года — та самая премия, которая когда-то называлась Сталинской. Таким образом власть пыталась запоздало оправдаться перед своим народом. Было очевидно, что это недостаточное признание. Но до памятника у Петровских ворот оставались еще долгие годы. А тогда, десять лет назад, открыли мемориальную доску на доме 28 по Малой Грузинской улице, где Высоцкий жил в последние годы, поставили памятник во внутреннем дворике Театра на Таганке. И начали создавать музей.

 

   В фонд будущего музея были перечислены и средства, полученные от благотворительного вечера в Лужниках. Он состоялся 24 января 1988 года. Толпы стремившихся попасть на вечер брали штурмом билетные кассы. Но и с билетом проникнуть во Дворец спорта было нелегко. Преодолевший все препятствия счастливый обладатель билета получал право на приобретение в фойе только что вышедшей книги Высоцкого «Четыре четверти пути». В зале, вмещающем более десяти тысяч человек, негде было яблоку упасть.

 

   Вечер назывался «Венок посвящений». Венок был сплетен из приношений многих выдающихся деятелей искусства. На вечере выступили поэты Юнна Мориц, Андрей Вознесенский, Евгений Евтушенко; Роберт Рождественский, который так помог выходу в свет первого сборника стихов Высоцкого «Нерв». К сожалению, не смогли быть Белла Ахмадулина и Булат Окуджава. Представителем цеха поющих поэтов на вечере стал Юлий Ким. Как всегда пронзительно прозвучал голос певицы Елены Камбуровой.

 

   Помянули товарища по сцене актеры Театра на Таганке: Алла Демидова, Вениамин Смехов, Валерий Золотухин, Леонид Филатов. Они читали стихи Высоцкого. Юрий Медведев показал пантомиму «Преодоление».

 

   Свои посвящения исполнили певец Александр Градский и саксофонист Алексей Козлов. Неожиданной и почетной была дань уважения, принесенная Высоцкому из мира классической музыки Родионом Щедриным.

 

   Особым смыслом было наполнено выступление молодого артиста Никиты Высоцкого — сына Владимира Семеновича.

 

   И, наконец, с экрана запел сам Владимир Высоцкий. Живой.

 

   С тех пор прошло десять лет. Высоцкий остался молодым. А мы постарели. Страна прожила это десятилетие по-высоцки бурно: год за два, год за три. Но и сегодня мы помним тот вечер. Венок не увял.

 

   Вера Черная

 

 

РЕКВИЗИТЫ

БЛАГОТВОРИТЕЛЬНОГО ФОНДА ВЛАДИМИРА ВЫСОЦКОГО

109004, Москва,

Нижний Таганский тупик, д. 3

р/с 40703810300000001130 в КИБ «Альфа-Банк» отд. «Пятницкая»,

г. Москва, к/с 30101810200000000593

БИК 044583593, ИНН 7709207590

 

См. продолжение: Стр. 18, 19: В. Высоцкий: ЗАПИСКИ ИЗ ЗАЛА; С. Говорухин: «МЕСТО ВСТРЕЧИ ИЗМЕНИТЬ НЕЛЬЗЯ»; Братья Вайнеры: «ГОНКА С СУДЬБОЙ»; И. Хейфиц: «ДУЭЛЬ»; Э. Рязанов: «И АКТЕР, И ПОЭТ».

 

Реклама
Главная   ::   Галерея   ::   История   ::   Культура   ::   МУЗЕЙ   ::   Общество   ::   Отдых   ::   Политика   ::   Природа   ::   Происшествия   ::   Спорт   ::   Экономика   ::   ВЫСОЦКИЙ   ::   «ИСКРЫ»   ::   БИБЛИОТЕЧКА «1Ф»   ::   КОНТАКТЫ   ::